html clock скрипт часов для сайта

РОДной форум

Объявление

Форум без цензуры...18+...4 рубрики будут видны после регистрации! регистрируйся и друзей приводи!!! Для тех кто не может войти на форум:ВОСПОЛЬЗУЙТЕСЬ ПОДСКАЗКОЙ "ЗАБЫЛИ ПАРОЛЬ?"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » РОДной форум » Мистика » Становление ведьмы: история одной из тьмы


Становление ведьмы: история одной из тьмы

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

http://forumimage.ru/uploads/20190330/1553945490174397.png
Ссылка
Понятие «ведьма» в нашем, перенасыщенном информационными технологиями и Интернетом, мире очень сложное и многогранное. Поднятое в социуме отдельными людьми и их последователями как знамя с прибавлением слова «истинная», оно нередко становится предметом спора между коллегами по магическому цеху.
Например, некоторые последовательницы западных неоязыческих культов, а также славянских неоязыческих культов, считают только себя истинными ведьмами, а ведьм, поклоняющихся Дьяволу, считают заблудшими в иллюзиях овцами, пытающимися выйти из под власти «фальшивого иудео-христианского бога». В свою очередь, отдельные последовательницы различных разновидностей культа Дьявола (магического толка), последовательницы других религиозных, околорелигиозных, окультных и околокультных течений магического толка, равно как и последовательницы «веретничества» (с его необесовским пантеоном), а также других видов «истинной черной магии», считают своих неоязыческих коллег по магическому цеху «романтически настроенными игроками в магию и фэнтези», а себя самыми ведьмовскими ведьмами. Я уже молчу про некоторых «контактерш» с другими планетами, мирами, пространствами и цивилизациями, которые считают себя аватарами божеств, а также истинными «ведающими матерями» — ведьмами из прошлых воплощений древности, ныне явившими себя миру смертных людей. Есть, конечно, и просто аферистки, которые не верят ни в магию, ни во что, и наживаются на доверии людей за счет обмана, рекламируя себя «ведьмами» и отстаивая для себя этот ярлык с пеной у рта. С точки зрения народной молвы, любая женщина, которая владеет особыми мистическими способностями и возможностями с помощью своего слова и своей воли менять судьбы людей и окружающий мир по своему усмотрению, не важно кем она сама себя преподносит в социуме: будет кратко охарактеризована обывателем как «ведьма»!
Включаться в бессмысленные споры об истинности тех или иных традиций ведьм я не собираюсь. Для меня критерием истинности в указанном вопросе является прежде всего то, что практик действительно является носителем Силы, которая дает ему возможность реально магически влиять на окружающий мир. А в каком виде Сила пребывает в практике и через какую традицию практик реализует себя — это дело самой Силы и, разумеется, практика. Силы работают с тем человеческим материалом, который им нужен и который доступен, а также в том режиме взаимодействия, какой возможно реализовать через человека как носителя Силы без существенного вреда для психики последнего. (Тема тех, у кого на почве магии «повыпадали шарики из головы и навсегда улетела кукушка», здесь не рассматривается, так как это не вопрос взаимодействия между Силой и ее носителем, а вопрос одержимости человека агрессивными сущностями, для которых человек лишь еда.)

У меня есть подруги, которые по моему личному мнению являются серьезными практиками, уважаемыми мною, реализующими себя и волю своих Сил через разные, фактически не пересекающиеся между собой, традиции магического толка. Любая ведьмовская традиция истинна, настояща и сильна, если в ней присутствует и через нее реализуется настоящая Сила!
Поэтому, в своих публикациях из серии «Становление ведьмы: история одной из тьмы» я не буду ратовать за истинность именно той традиции, в которой я буду описывать становление ведьмы, и хаять иные традиции. Я просто покажу детально, шаг за шагом, как именно в известной мне традиции становятся носителем Силы, практиком и, собственно, ведьмой!
Казалось бы, что такого в становлении ведьмы?! Сделай правильный обряд посвящения, получи договорные отношения с Силой и вперед, с головой в практику, «через тернии к звездам»!

О «правильных» обрядах посвящения и последующей практике писано много разного и в книгах, и в сети Интернет. Но о том, что происходит до посвящения, во время посвящения и как посвященная входит в реальную практику информации практически нет.
И это отчасти понятно, так как несмотря на общую схему вхождения в ведьмовскую традицию, каждый случай индивидуален. Особенно, когда посвящаемый человек имел полностью материалистическое восприятие мира, смеялся над ясновидением и телепатией, и никогда не замечал за собой и другими никаких проявлений паранормальных способностей или хотя бы явлений мистического плана.
В связи с этим, рассказывая о становлении ведьмы, я буду использовать отрывки из биографической истории моей знакомой ведьмы. Разумеется, с ее разрешения и используя вымышленные имена.
Добро пожаловать на страницы истории становления одной ведьмы, историю одной из тьмы.

Часть 1. Начало начал или входящая во сны.

У всех все бывает в первый раз. Это касается и ведьм, особенно «первых» в обычном человеческом роду ведьм, от которых в дальнейшем пошли длинные ведьмовские роды.
Хорошо, когда ты родилась в семье, где по крови рода можно получить наработанный статус носителя Силы, а также, духов помощников в придачу и бесценные знания о том, что со всем этим делать и как этим всем управлять.
А что делать, когда у тебя нет и не было в роду ведьм и колдунов, но ты очень хочешь стать ведьмой и при этом, не попасть в сети аферистов, предлагающих услуги превратить тебя в супер волшебницу, или, того хуже, не попасть в сети настоящей ведьмы, которая имеет умысел сделать из тебя в лучшем случае рабу, в худшем случае «унитаз» для слива негатива и вернувшихся обраткой порч, но никак не начинающую ведьму.

Сейчас много девушек и женщин, начитавшихся разного в книгах и сети Интернет, мечтают стать могущественной ведьмой, чтобы все двери в мирах и пространствах перед нею отворялись, чтобы все духи, имеющие мужской образ, перед нею преклонялись и опекали, а духи, имеющие женский образ, имели бы ее как минимум за сестру. И обязательно чтобы давать ответ на любой ее вопрос. И обязательно корона и трон в каком-нибудь мире. А сама она была бы как кошка, которая гуляет где хочет, ее все кормят, холят, а она, считая свою цену равной цене земной царицы, принимает все это как данность… Блин, что-то я и сама на секунду замечталась, предпочтя хоть на мгновение забыть, что магия и колдовство это серьезный и часто тяжелый труд, а также большая ответственность, прежде всего перед Силой, которую ты носишь и орудием воли которой ты являешься.

А бывает еще и так, что ты всегда считала ведьм персонажами сказок, а знахарок в селах суеверными старухами, далекими от современной науки и медицины, но вдруг, внезапно, из-за «случайности», словно под контролем чужой всесильной незримой воли, тебя болезненно, что называется «с мясом», вырывают из еще вчера понятной для тебя материалистической реальности и бросают в зловещее не совсем материалистическое, наполненное мистическим ужасом, бытие, словно в «ведьмин котел», с целью посмотреть: погибнешь ты в нем, подобно тому как погибает сырое мясо в кипящем жаркое, приготавливая себя для поедания за ужином, либо возродишься, как Феникс из пепла, выйдешь из «котла», словно вылупившись из яйца совершенно другой. Не ужином, а той, для которой его готовят.
С подобным пришлось столкнуться молодой девочке, студентке, комсомолке Марине. Это были времена ушедшего нынче в небытие советского государства. Никогда Марина не видела вещих снов, никогда не наблюдала необычных мистических явлений и бытовые истории, в которых нет-нет да и промелькнет колдовство, обходили ее стороной. Трезвый взгляд на мир и вынужденная самостоятельность (родители геологи часто пропадали в экспедициях) не отвлекали Марину на сказки и пустые фантазии. Верила она только в себя, свой разум и в то, что жизнь дана человеку для счастья, которое он может выковать только собственным трудом. Воспитанная в советских традициях атеизма и насмешливо-материалистического подхода ко всему духовному и мистическому, она и подумать не могла, что очень скоро вся ее жизнь изменится.

А началось все с … иголки, обычной новой швейной иглы. В один прекрасный солнечный день Марина обнаружила ее торчащей во внешнем деревянном косяке входной двери. Не найдя увиденному внятного рационального объяснения, она остановилась на предположении, что это результат баловства соседских детей. И занесла иглу в дом, воткнув ее в подушечку для игл и булавок, висящую на стене. Той же ночью Марине приснился сон, где она вместе с бабушкой Варей, что жила в доме по соседству, ходила по темному лесу и собирала красные ягоды. Несмотря на мрачность леса, Марине было тепло и уютно. А потом, они сидели на поляне и кушали бабушкины пирожки с мясом. И о чем-то говорили, говорили.

Бабушка Варя стала сниться Марине минимум раз в неделю. Все сны были приятно обволакивающими, утром после них энергия била ключом и хотелось петь.
Однажды во сне бабушка Варя сказала Марине, что «это сон» и неплохо бы им сходить в лес за ягодами «на самом деле». От услышанного во сне Марина удивилась, но сонное, пропитанное материализмом советского человека, вязкое сознание приняло это как игру сна. А бабушка во сне тем временем продолжала, сказав, чтобы в воскресенье Марина пришла на автостанцию в определенное время на такую-то платформу, откуда отправлялся нужный автобус.

Проснувшись, наша героиня усмехнулась сну и беззаботно окунулась в свою бурную студенческую жизнь. Но чем ближе приближалось воскресенье, тем чаще Марина вспоминала свой сон. И в наступивший выходной Марина отправилась на автовокзал. Отправилась любопытства и смеха ради, в надежде подтвердить иллюзорность человеческого сна как игры сознания. К своему удивлению, Марина застала на платформе бабушку Варю, которая явно была удивлена не меньше. Оказалось, что бабушка Варя чуть-ли не каждое воскресенье ездит в лес, собирает ягоды на варенье, лекарственные травы для сдачи в аптеку, а осенью очень любит ездить в лес по грибы. Бабушка Варя говорила-говорила и Марина, сама того не осознав, уже сидела рядом с ней в автобусе. А потом они ходили по лесу и собирали красные ягоды, сидели на поляне и кушали бабушкины пирожки с мясом.

Ночью Марине стало плохо. Тело, лежащее на спине, словно парализовало. Каким-то внутренним взором, больше ощущениями чем зрением, Марина увидела, что у нее на груди сидит что-то большое, тяжелое и мохнатое. И это что-то легло на нее и стало давить. Марина стала задыхаться.
И вдруг она «увидела» бабушку Варю. Она подошла к кровати Марины и со словами «а ну кыш отседова» согнала это мохнатное душащее существо с груди Марины.
«Это просто дурной сон» — сказала бабушка Варя и погладила рыжие Маринины волосы.
«Как вы вошли ко мне? Я не закрыла дверь?» — спросила Марина во сне.
«Ты ж сама открыла мне дверь и дала ключ, чтобы я могла приходить. Разве не помнишь? Да вот же он!» — и персонаж сна бабушка Варя показала на ключ, который подобно игле, торчал в подушечке для игл и булавок.
Затем бабушка встала и сказав, что «зайдет на неделе», собралась уходить.
«Вы забыли ключ?!» — спохватилась Марина, указывая на ключ, торчащий в подушечке для игл.
«Он мне уже не нужен. Да и у тебя ему тоже уже нечего делать. Свое он отслужил. Ведь мы ж с тобой теперь соседи. Гляди, вот дверь в мою квартиру.» — и бабушка Варя шагнула к стене, где находилась новенькая деревянная дверь. Открыв дверь, бабушка кивнула Марине на прощанье и исчезла за ней. От двери пахнуло свежеструганным деревом, лесом и почему-то пирожками.
Марина открыла глаза и включила свет. На часах было 3 часа ночи. То место, где во сне находилась деревянная дверь, в реальности было стеной, которую закрывал большой платяной шкаф. Не понимая зачем она это делает, Марина встала, подошла к шкафу и открыла его. Внутри, как и полагается висели ее платья, на полочках аккуратно лежало белье. Что она хотела там увидеть? Дверь в другую квартиру или другое место? Как в сказке «Буратино»?
Улыбнувшись, Марина пошла к кровати, попутно бросив взгляд на подушечку для игл и булавок. Иглы, найденной в косяке, там не было. Ожидая увидеть иглу, лежащую на полу под стеной, где висела подушечка, она наклонилась и ничего там не обнаружила. Ничего, кроме огромного черного дохлого таракана, лежащего верх лапками. Тараканов в доме ее родителей отродясь не было. Ужаснувшись этому усатому чудовищу, испытывая дикую брезгливость, Марина аккуратно поддела таракана газеткой и выбросила его в открытую форточку. Исчезнувшую иглу в дальнейшие дни она так и не нашла.

Когда ведьма не имеет возможности негативно воздействовать на человека, например, на человеке стоит хорошая магическая или духовная защита, она использует старый, но проверенный способ, чтобы обойти защиту и вынудить человека самостоятельно раскрыть себя для воздействия ведьмы: она самостоятельно или со своими духами-помощниками входит в сны человека и берет их под контроль. Делается это аккуратно и поэтапно. Сначала, ведьма оборачивается позитивными персонажами снов, чтобы подсознание и сознание человека расположилось к ведьме и не отторгало ее волю. Потом, в нужный день, ведьма наводит сон, который должен быть воспринят человеком (его сознанием и подсознанием) на веру как знаковый и вещий сон. Увиденное во сне должно реализоваться в реальной жизни человека. Это важный переломный момент. Если ведьме это удастся, то она получит доступ к человеку минуя его магическую и духовную защиту.
Такой же принцип используется ведьмами, которые хотят получить над человеком контроль для личных нужд. Например, для донорства, сброса негатива или для подчинения (в том числе, с целью получить ученицу-преемницу).

В случае с Мариной ведьма использовала магически обработанный предмет (иглу), чтобы проникнуть в ее сны. И, при реализации в реальной жизни Марины наведенного ведьмой сна о приказе пойти на автостанцию для поездки в лес, ведьма закрепила свое влияние накормив Марину «особыми» пирожками и той же ночью установив во сны (а равно: и в сознание и подсознание) Марины «отдельный вход».
И это было только начало. Самое-самое начало.

Продолжение следует...

2

Наводить сны, входить в них и через этот процесс корректировать реальность человека это по сложности почти «ювелирное» искусство ведьм, которым бабушка Варя владела в совершенстве.

Некоторые молодые и не особо умные ведьмы считали иначе. В первый же раз проникнув в бессознательное выбранного человека, такая ведьма сразу же наводила нужный ей сон. В большинстве случаев сон был мрачного и угрожающего характера, где зрителя сна подвергали различным негативным воздействиям. Разумеется, в такой сон ведьма вкладывала так называемые «закладки»: короткие событийные эпизоды, которые должны были обязательно реализоваться в ближайшее время у человека, посмотревшего такой сон. Если они реализовывались, то в последствии на человека обрушивалось все то колдовское воздействие, которое ведьма для него уготовила.

Такую «работу» бабушка Варя считала грубой, самонадеянной и опасной. Ведь если человек не принимал сон на веру не только сознанием, но и если такой сон отторгало бессознательное человека, то вся работа ведьмы была насмарку и она сам-на-сам оставалась с агрессивно пышущей энергией, но не реализованной негативной программой, которая не найдя реализации должна была реализовываться у её держателя. Классическая обратка. И здесь нужно было быстро, в течении светового дня после сна, успеть утилизировать обратку наведенного сна.

А как это сделать? Это ж не простая обратка, которую через слюну или кровь можно быстро сбросить на другое живое существо: птицу, животное или человека. Или, при особых условиях, разрядить в землю и в не очень классическом понимании живую вещь: камень, дерево или другой предмет.

Как и при обычной, например, порче, классический наведенный сон с негативным подтекстом сопровождался помощниками ведьмы: бесами и покойниками. Она внедряла их в сон человека, где сама ведьма и ее помощники играли роли нужных им персонажей. Каждый из этих помощников, как и при классическим способом наведенной порче, отвечал за свой участок работы, за сопровождение и управление той духовно-энергетической программкой, которая на него возложена. Например, во время сна и после него: кто-то из помощников должен был фиксировать и удерживать бессознательный страх человека перед неизвестным, перед судьбой, которую человек не контролирует, а также бессознательную уверенность в том, что такие моторошные сны подсказывают «правду». То есть, по сути, держать «ворота бессознательного» человека открытыми для ведьмы и ее помощников. Кто-то из помощников транслировал «кино» для сознания человека, при это фиксируя «закладки» (короткие событийные эпизоды, которые должны были обязательно реализоваться в ближайшее время у человека) в бессознательном человека и удерживая их там в форме дубля (фотографии, фильма) событий, увиденных бессознательным человека в пространстве безвременья как будто событий из ближайшего будущего этого человека. То есть был каналом перевода виртуального нереального в виртуальную реальность того, что вот-вот наступит. А кто-то «в тени» ждал, когда сможет по указанному каналу провести и сопроводить нужную ведьме реализацию.

Как сбросить то, чего в реальности нет, но есть в другой реальности, где все балансирует на уровне между тем, что реализуется на физическом плане и тем, что так и останется фантазией? Для таких целей ведьмы использовали особым образом подготовленную воду. Глядя в такую воду ведьма вызывала в ней для себя видение и полностью дублировала в этом видении ранее наводимый на человека сон. И фиксировала в это воде все эти образы, а также, связанные с ними духовно-энергетические программки и каналы, будто изначально пришедшие к ведьме через эту воду. В этом ей, разумеется, помогали духи-помощники, ранее сопровождающие наведенный сон. Затем, ведьма магически закрывала эту воду и утилизировала ее до наступления ночи, обычно в реке или другом водном источнике. Некоторые, особо «добрые» ведьмы, проживающие в селах, любили сливать такую воду в общие колодцы.

Уточню, что подливать такую воду человеку или, например, дереву было нельзя: перенесенные (читай сброшенные) в такую воду программки и каналы были созданы для более тонкой работы, чем обычные колдовские программы, которые работают через каналы одержимости посредством принятия заколдованного предмета внутрь или прикосновения к нему. Они просто технически не могли бы сброситься и разрядиться как обычная обратка порчи, пусть даже при посредничестве воды.

Разумеется, вышесказанное не имеет никакого отношения к наведенным ведьмой, страшным, тревожным, но пустым (в отношении реализации) снам, смысл которых только в том, чтобы напугать человека во сне, откушав от него сил и энергий. Но это уже другая история.

А мы вернемся к бабушке Варе. Получив доступ к бессознательному и сознанию Марины, ведьма должна была решить очень серьезную задачу: заставить полностью атеистически и материалистически настроенного человека принять другую реальность, поверить в то, чего не видят другие люди, и при этом Марина не должна была сойти с ума, испортив таким образом все работу и чаяния бабушки Вари.

Напрашивается вопрос, зачем вообще бабушка Варя решила выбрать именно Марину? Почему именно её, с дубовым восприятием материалистки, а не кого-то с более податливой психикой, кто уже сталкивался с другой реальностью? Ответ был более чем прозаичен: она использовала то, что было под рукою. Дело в том, что очередное время пребывания бабушки Вари в мире живых людей подходило к концу и перед ней снова стоял выбор: продлить себе жизнь за счет донора еще на десяток лет или уйти в мир иной.

С одной стороны, большинство подруг бабушки Вари по колдовскому цеху давно почили на кладбище и посещали её в виде покойниц только на званых общих шабашах, рассказывая заманчивые истории о том, как им хорошо живется между мирами и зазывая в свой замогильный рой. Конечно, многие из них служили своим ведьмам-преемницам в качестве советниц и помощниц, но в отличии от человеческого тела, телу мертвой ведьмы не нужен был отдых и сон, и ходить между мирами она могла без устали. А там ещё столько всего интересного и она так устала перемещать свой мешок с костями, свою бренную плоть, среди вонючей и пахучей, гниющей и возрождающейся физической материи.

С другой стороны, на пятки все чаще наступали молодые и борзые ведьмы, которые старались урвать от жизни все, что позволяли их силы. А некоторые из них, в погоне за могуществом, просто охотились на постаревших ведьм, с целью их убийства колдовством. Ведь убив ведьму магически, ведьма, которая совершила такое убийство, получала силу и помощников убитой. Да и все труднее стало находить людей-доноров для одноразового и многоразового использования: пропитания их жизненной силой и сбросов на них своего негатива. А найдя хороший экземпляр старой ведьме все сложнее стало защищать его от молодых ведьм, которые с удовольствием любили пользоваться чужим.

Марина была одна из давних энерго-доноров бабушки Вари, еще с тех самых пор, когда Марине было восемь лет и соседская бабушка Варя, буднично сидевшая на лавке у детской площадке, подарила ей сладкую шоколадную конфетку. После энерго-кушаний со стороны бабушки Вари, Марина всегда болела, но подаренный природой сильный организм быстро восстанавливался и снова излучал энергию, что конечно очень нравилось ведьме. Конечно, Марина ничего об этом не знала. Она просто сильно болела и просто выздоравливала. Не знала Марина и того, что живет и в дальнейшем будет жить только потому, что ведьма решила не продлять себе больше годков за счет донора. И что не съест теперь за год молоденькую Марину невесть откуда внезапно взявшийся рак.

Перенесемся, однако, на местный рынок. Бабушка Варя стояла возле входа в рынок и кушала жаренные семечки подсолнечника, культурно сплевывая их кожуру себе в руку. Лицо ведьмы было сосредоточенным. Внезапно из распахнутых ворот рынка вышли несколько молодых галдящих между собой цыганок. Одна из них, по виду самая главная в их шайке, уперлась взглядом в бабушку Варю и пошла к ней. Остальные цыганки остались на месте, затихли и стали наблюдать со стороны.
«Ты звала меня? Я пришла.» — сказала цыганка, подойдя к бабушке Варе.
«Завтра здесь в 15:00 пройдет одна девка. Ты её узнаешь. Увидишь у неё на лбу мою печать. Тебе нужно будет ее ощипать. Только не девай никуда ее вещи. Держи при себе. Я потом вместе с ней тебя на рынке найду и заставлю тебя ей все вернуть.» — продолжала лузгать семечки ведьма.
«Ученица?» — оскалилась цыганка.
«Тебе не все ли равно?!» — лицо ведьмы стало суроветь.
«Ладно, я поняла. Что я за это получу?» — уже примирительным тоном спросила цыганка.
«Получишь свою покойную мать и свободу!» — совершенно серьезно сказала бабушка Варя.
Цыганка замерла, не веря своим ушам. Чарген («звездочка», как при рождении родители назвали эту цыганку) уже много лет была под властью ведьмы Варвары, как раз с тех самых пор, когда в локальной маленькой войне ведьм выиграла бабушка Варя, а умершая мать стоящей нынче возле неё цыганки, попала к выигравшей ведьме в посмертное рабство. И вот теперь, страшная ведьма готова отдать Чарген и её мать, и дать ей свободу.
Цыганка ватно поклонилась ведьме и сказала: «Я все сделаю! Только где гарантии?»
Бабушка Варя взяла руку цыганки, ссыпала ей в ладонь лузганные семечки и отряхнув руки самодовольно сказала: «Это тебе ключ к матери, когда я ее отпущу! И гарантия, что не обману!»
От унижения цыганку передернуло, но она понимала, что даже шелуха в руках ведьмы может дать доступ ко многому. Смотря в спину удаляющейся ведьме, в голове цыганки рождались планы мести за мать, за ведьмино рабство, за всё! Мести той девке, которая стала ученицей ведьмы! Мести не сейчас, а когда ведьма умрет и её молодая ученица ещё не войдет в полную силу!

Разумеется, бабушка Варя считала мысли цыганки, но ей было все равно. Ведьма готовилась к следующему шагу для аккуратного подчинения Марины. А то, что будет с её преемницей после смерти бабушки Вари, это будет дело и проблемы преемницы!

Продолжение следует…

3

Воскресное летнее утро выдалось приветливым и солнечным. Бабушка Варя уговорила Марину прогуляться с ней на рынок, где она собиралась купить мак для будущих сладких пирожков. Идя по улице к рынку, ведьма Варвара рассказывала Марине про цыганок воровок, всякий раз закачивая свои краткие истории напутствием: «Марина, цыганкам в глаза не смотри!» Но Марина слушала бабушку Варю в пол уха и просто наслаждалась интересными и уютными разговорами доброй старушки.
Рынок встретил их шумом, гамом, толчеёй, смехом, руганью, криками, воздухом, в котором смешались запахи овощей, жаренных пирожков, сырого мяса и рыбы.
Протискиваясь в торговых рядах между потоками людей за бабушкой Варей, Марина с любопытством глазела по сторонам. Она не часто бывала на рынке. Размер стипендии советского студента не позволял ей отовариваться в таких местах. Поэтому, когда нужны были овощи или мясо, Марина шла в овощной магазин и гастроном, в которых на её студенческие сбережения можно было что-то прикупить.
На секунду Марина засмотрелась на яркое летнее платье и этой секунды хватило, чтобы потерять бабушку Варю в бурлящем потоке людей.

- «Ай, красавица, дай свою руку, погадаю тебе, всю правду скажу!» — рядом с Марининым лицом возникло лицо молодой цыганки с пронзительными красивыми глазами.
- «Не надо!» — Марина шарахнулась от цыганки в сторону. В пол уха наслушавшись историй от бабушки Вари, Марина ощутила как чувство опасности и неприязни к цыганке мгновенно сковали её голову.
Однако, цыганка улыбалась, дерзко схватила Марину за ладонь и глядя в неё затараторила: — «Ай, не надо бояться! Такая молодая, комсомолка, отличница! Смотри, а тебя парень бросил! Ради черной такой! Ага! Она богатая, но такая пустая и злая! Заманила она его! Не будет ему теперь счастливой доли! Только с тобой будет!»
В голове Марины ярко всплыл образ Паши, её парня, который два дня назад сказал, что уходит от неё к Лизе. Брюнетка Лиза была яркой девушкой на студенческом потоке, комсомолкой, отличницей, всегда с иголочки одета, родители торговые работники. Про неё болтали всякое. Дескать, раскрепощена и дает… И вот, её любовь, её милый Павел, ушел к этой вертихвостке. Знать об этом цыганка не могла, но как-то же увидела это все на её ладони. Страх и отвращение к цыганке сменились чувством надежды.
- «Я могу тебе помочь вернуть его! Но сначала, ты должна убить ворону, которую тебе в сумку подложила твоя соперница! Вот смотри, она там сидит!» — и цыганка показала пальцем на сумочку Марины.
Марина, словно автоматически, открыла сумочку и уставилась в её содержимое. Там молча сидела ворона… Ступор, в который вошла Марина, было не описать. Однако, сознание Марины словно согласилось с тем, что в сумке ворона. Словно это обычное явление «живая ворона в сумке». И даже возникла смутная мысль, догадка, воспоминание, когда именно Лиза могла подложить ворону в сумку.
- «Давай скорее сюда её! Я унесу подальше и оторву ей голову!» — с этими словами цыганка взяла ворону из сумки Марины.
Ворона грустно посмотрела на Марину черным глазом, курлыкнула что-то на прощанье и, находясь подмышкой у цыганки, вместе с цыганкой исчезла в толчее людей.

- «Марина, что с тобой?» — в голову ворвался голос бабушки Вари. – «Я тут мака накупила! Гляжу, а тебя и нету! А почему у тебя сумка раскрыта? Там что-то было? Кошелек твой где?»
Кошелек?! Мысль о кошельке и деньгах в нём вернула Марину из ступора. Сумка была пуста. Кошелька в ней не было. Но где же он?! Неужели потеряла? Как? Мысли суматошно путались у Марины в голове.
- «Я только отдала цыганке ворону из своей сумочки, которую мне подложила Лиза, чтобы увести моего Пашу…» — невнятной скороговоркой выпалила Марина.
Лицо бабушки Вари от удивления вытянулось, глаза сначала округлились, а затем, превратились в щелки.
- «Ой, горе то какое! Глупенькая ты, деточка! Какая ворона?! Это ж цыганка оморочила тебя и утащила твой кошелек. Говорила я тебе: цыганкам в глаза не смотри! Не послушала ты бабушку! Быстрее надо её найти, твою цыганку, пока она в табор не убежала!» — бабушка схватила Марину и ринулась в толчею торговых рядов.
- «Как это оморочила?» — Марина семенила рядом, боязливо прижимая уже пустую сумочку к груди.
- «Это у вас у студентов по научному называется гипноз!» — на бегу ответила бабушка Варя.
- «А откуда вы знаете про гипноз?» — удивилась Марина.
- «Так я ж в начале войны санитаркой была, при профессоре одном. Ученый был большой, хирург. А также писал работу научную по психам. Он меня и научил этому вашему гипнозу. Да еще много чему научил, чему слов научных не подобрать. Я потом, под конец войны, помогала нашим особистам пленных немцев раскалывать с помощью этой вот науки! Только ты нигде не болтай об этом, я на фронте подписку давала. Тогда это военная тайна была.» — бабушка широко ухмыльнулась и во рту на солнце ярко блеснул её золотой зуб.
Такая информация накрыла Марину покрывалом неимоверного уважения и трепета к бабушке Варе, не только как к ветерану войны, но и как к медику, освоившему технику такого загадочного научного явления как гипноз, который оказывается на войне использовался и был военной тайной. Марина почувствовала внутри себя ответственность за то, что услышала от бабушки Вари. Конечно, она никому не расскажет!

- «Эй, чавела, а ну иди сюда!» — бабушка Варя рявкнула почти басом на совершенно незаметно стоящую в сторонке цыганку средних лет.
Цыганка сделала удивленное лицо и спокойной походкой с наглой улыбкой во все чернобровое лицо направилась к подозвавшей её пенсионерке.
- «Это не она, баб Варь!» — шумно зашептала Марина бабушке Варе прямо в ухо.
- «Ща посмотрим!» — отмахнулась «санитарка-гипнотизер времен Второй мировой войны».
- «Ай, что нужно таким красивым женщинам? Ясно вижу погадать хотите! Ай, погадаю я вам славно, всю правду расскажу!..» — начало было цыганка.
Вместо ответа бабушка Варя схватила цыганку за подбородок и рванула рукой в сторону, словно срывала условную маску с цыганки, которая условно крепилась у неё на подбородке. У Марины от удивления отвисла челюсть: на мгновение лицо цыганки стало расплывчатым, а потом приняло черты именно той молодой цыганки с пронзительными глазами, которой Марина отдала ворону из своей сумочки.
- «Баб Варь, это она! Но как вы это сделали?» — Марине вдруг подурнело, начала кружиться голова.
Подурнело не только Марине. Цыганка стояла тоже в странном состоянии, с белым лицом и казалось она вот-вот упадет в обморок.
- «Так, чавела, кошелек девке отдай! Быстро! Тогда отпущу!» — надменным приказным голосом сказала ведьма Варвара.
Цыганка ватными руками стала рыться в складках копны своих юбок, выудила оттуда кошелек и медленно протянула Марине.
- «Маринка проверь твой? Деньги на месте?» — не поворачивая к Марине головы таким же приказным голосом сказала бабушка Варя.
- «Да-да, мой! Все на месте!» — торопливо просмотрев кошелек и его содержимое, выпалила Марина.
Бабушка Варя немного расслабилась. Цыганка пришла в себя. Марина торопливо спрятала кошелек в сумочку и еще сильнее прижала её к груди.
- «Все, чавела, гуляй вальсом! И больше не попадайся на глаза мне и моей внучке!» — с этими словами бабушка Варя ткнула указательным пальцем в сторону Марины.
Молодая цыганка, ничего не сказав, сверля их странным взглядом и улыбаясь, стала пятится спиной, пока не уперлась спиной в заднюю часть торговой лавки.

- «Привет, Варвара! Вот мы и встретились!» — сзади Марины раздался скрежетащий старушечий голос.
Бабушка Варя и Марина почти синхронно повернулись на голос. Позади них стояла пожилая цыганка. Она смотрела бабушке Варе прямо в глаза, нагло улыбалась и что-то бормотала при этом себе под нос.
- «Ну привет, коль не шутишь!» — зло выдавила из себя ведьма Варвара.
- «Маринка, быстро крепко воткни себе в волосы этот гребень! Ихний гипноз и остальное не тронут твой ум!» — с этими словами бабушка Варя протянула Марине красивый старинный гребень с изображением на нем ласточки, что несла в своем клюве жемчужину.
Не мешкая и чувствуя опасное напряжение ситуации, Марина воткнула гребень себе в волосы. И… словно мир перед глазами Марины раскрылся, стал насыщеннее, четче и трезвее что ли, хотя она никогда особо не употребляла алкоголь.
То, что произошло дальше, никак не вписывалось в рамки научных объяснений материалистической действительности. Пожилая цыганка открыла рот и оттуда, словно рой, вылетела туча черных точек, которые очень сильно были похожи на обычных мух. Этот рой «мух», который ощущался Мариной даже кожей как плотный теплый поток, смерч, от которого вибрировал воздух, ринулся на бабу Варю.
Марина остолбенела и стала покрываться липким потом страха, даже ужаса.
Ведьма Варвара быстро вытащила из своей сумки жменю мака и бросила перед собой на землю, словно собиралась покормить невидимых голубей. Рой «мух» на подлете к бабушке Варе, круто завернул вниз, ударился в рассыпанный на земле мак и сгинул, словно никаких мух здесь никогда и не было.
Пожилая цыганка удивленно вытаращила глаза и… исчезла. Растаяла как наваждение. Но вдруг, Марина увидела, что на том же месте, где стояла одна пожилая цыганка, стоит уже две одинаковые пожилые цыганки, затем три, четыре, пять… Одинаковые как близнецы пожилые цыганки расходились в стороны и окружали бабу Варю с Мариной, заключая их в условный круг, улыбаясь и бормоча что-то себе под нос. Марине стало плохеть, стала кружиться голова. Интуитивно она схватилась рукой за гребень на голове и тошнота стала отступать понемногу.
- «Молодец Маринка! Смотри, какой они хоровод придумали! Щаз как закружат нас в свои кружева!» — оскалилась баба Варя.

Для продолжения аккуратного подчинения себе атеистически и материалистически настроенного разума Марины, ведьма Варвара решила воспользоваться уже известным в среде советских атеистов и материалистов научным понятием «гипноз». Под этот термин ведьме было удобно начать объяснять Марине необъяснимое, показывать другую реальность, заставить поверить в реальность того, чего не видят другие люди, и при этом не дать Марине сойти с ума.
Для внедрения этой затеи, ведьма Варвара договорилась с местной профессионалкой «уличного гипноза» цыганкой Чарген подстроить ситуацию на рынке. Однако, под конец реализации плана что-то пошло не так. Откуда-то взялась пожилая ведьма цыганка, о которой ведьма Варвара похоже даже не догадывалась, и решила нарушить все планы бабушки Вари.
Тем не менее, «санитарка-гипнотизер времен Второй мировой войны» не растерялась, мало того, что заставила принять Марину заколдованный предмет, который теперь будет постоянно при ней, будет касаться головы и волос Марины, помогая бабушке Варе воздействовать на сознание Марины, так еще и смогла сбить первую атаку духов помощников пожилой ведьмы цыганки.

Продолжение следует…

4

Боль. Физическая боль всегда способна вернуть человека в сознание из обычного бессознательного сна или сна на яву, каким бы реальным он ни был. Будь-то щипок, удар или укус.

Именно укус в левую ногу ощутила Марина, после чего острая боль в сознании молодой комсомолки пронзила тело от ноги до головы.

Марина глянула вниз, однако никого возле ноги не обнаружила. Подняв взгляд, она увидела, как окружающее пространство быстро менялось: одинаковые как близнецы что-то бормочущие цыганки исчезали, словно их изображение по очереди выключали. И вот перед взором Марины уже только одна пожилая цыганка, в левую ногу которой вцепилась какая-то бродячая собака.

Цыганка верещала на весь базар, пытаясь бить собаку рукой по голове, но собаку это только раззадоривало, она рычала и продолжала рвать ногу цыганки.

Боль в левой ноге не отпускала Марину, но никаких следов укуса на ноге она не обнаружила.

- Маринка, пойдем! – бабушка Варя схватила Марину за руку и потащила прочь.

- Нога, у меня болит нога. Наверное, та собака и меня укусила, только я не вижу где укус! – хромая на левую ногу ныла Марина.

- Не кусала тебя собака. Это другая сторона гипноза, под которым ты была. – каким-то чужим, словно металлическим, голосом сказала бабушка Варя, уводя молодую комсомолку с рынка.

Со стороны казалось, будто бабушка ведет внучку, которая плохо себя чувствует.

- Как это? Какая сторона? – глаза Марины от удивления расширились.

- Когда ты под чужим гипнозом, то ты и гипнотизер соединяетесь воедино. Словно один организм. Только сознание чужого человека стоит над твоим сознанием, его воля над твоей волей, его слово над твоим словом. Ты раба, он хозяин. Он может все чувствовать и видеть в тебе, управлять тобой. Но и ты, если бы была сильнее этого человека, смогла бы по обратной связи управлять им. А так, ты можешь только подчиняться ему и чувствовать то, что чувствует он физически. Например, боль, когда его укусит собака. – тщательно выговаривала каждое слово бабушка Варя «металлическим» голосом, все дальше увлекая Марину от рынка.

Конечно, ведьма Варвара описывала уже не столько гипноз, сколько то, что стоит вне его рамок. Она описывала уже азы духовно-энергетического соединения ведьмы с человеком (клиентом, жертвой, врагом), на которого ведьма планирует колдовское воздействие. Но называть Марине вещи своими именами было еще рано.

- Видишь? И боль твоя прошла! Потому что той цыганки, что держала тебя под гипнозом, уже нет рядом. Ваша связь прервана. Цыганка больше не смотрит тебе в глаза, а ты ей! – хмыкнула бабушка уже своим обычным голосом Варя.

Марина с удивлением обнаружила, что боль действительно исчезла, словно её никогда и не было.

Остальной путь домой Марина и бабушка Варя прошли молча. Попрощавшись с бабушкой Варей у её дома, Марина поплелась домой, обнаружив насколько сильно она устала психологически и морально. Ощущение тревоги и давящей пустоты распространялось из груди по всему её телу.

Ночью Марине приснился страшный сон, будто та пожилая цыганка с рынка противно улыбаясь подошла к ней с острым кривым ножом в руке. Марина стояла словно парализованная и не могла не только двигаться, но даже сказать хоть слово. Цыганка взмахнула ножом и провела лезвием по левой щеке Марины, сделав глубокий надрез. Улыбаясь цыганка сказала: «Сейчас срежу молодость с твоего лица и стану снова молодой, а ты как я — старой!» И засмеялась. Ужас сковал Марину и она чувствовала, как кровь со щеки струйкой течет на грудь. А страшная цыганка снова приблизила нож к лицу Марины.

Проснувшись в холодном липком поту, Марина взглянула на будильник, который мирно тикал, показывая ровно 3 часа ночи, и пошла в ванную умыться.

Каково же было её изумление, когда смотря на себя в зеркало Марина увидела четкий красный след на левой щеке, словно провели чем-то тонким и острым. Присмотревшись, Марина увидела, что след находится словно под кожей, а не на поверхности кожи.

Эти открытия привели Марину в дикий ужас и она, мало соображая зачем она это делает, дрожа словно в лихорадке быстро оделась и побежала на улицу, в глухую ночь. Путь её лежал к бабушке Варе.

Ведьма Варвара не спала. Она сидела в своем любимом кресле в полумраке догорающей свечи и механически, словно робот, гладила своего черного кота Мурзика.

Ведьма медленно приходила в себя после работы со сном Марины, где она специально приняла образ престарелой цыганки. Расширенные зрачки, из-за размеров сделавшие чисто черными от природы зеленые радужные оболочки глаз ведьмы Варвары, возвращались в свое нормальное состояние черных точек. Раньше все было быстрее, но что поделать, года берут своё. В голове бабушки Вари лениво мелькнула мысль: «А может просто съесть Маринку?! Годков и здоровья себе добрать. Делов то!» Но, отогнав лукавую мысль, ведьма сосредоточилась на новой информации, входящей в её сознание. Бесы, охраняющие территорию ведьмы, транслировали Варваре картинку спешащей к ней Марины. Несколько раньше информации от бесов ведьма уловила мысли Марины, которая сбивчиво думала о ней, о бабушке Варе, и горела желанием к ней прийти.

«Какая Маринка глупая и податливая. Сколько же с ней еще работы.» — думала бабушка Варя, разглядывая в окно приближающуюся к дому Марину. – «Не обратила внимания на то, откуда взялась собака, кусавшая цыганку. И была ли собака вообще в реальности, а не только в восприятии цыганки и Маринки. Уснула в моем гребне, облегчив работу со сном. И теперь бежит ко мне за помощью как к последней инстанции, несмотря на свои атеистические воззрения. Скоро я смогу вертеть её мыслями и волей как захочу.»

Внезапно, задумчивое выражение ведьмы Варвары изменилось. Глаза стали стеклянными, словно смотрели в пустоту, в невидимое. Лицо мирной бабушки приобрело злые и хищные черты. Варвара резко развернулась от окна и со словами «Ах ты ж, зараза!» старенькая бабушка рванула в сторону двери с такой скоростью, какой позавидовал бы не один спринтер на беговой дорожке.

Марина вынырнула из тьмы ночи и вошла в тускло освещенный подъезд «хрущевки». Она не видела, как за ней из тьмы протянулась чья-то рука и схватила Марину за плечо. От неожиданности Марина обернулась и увидела перед собой ту самую молодую цыганку с рынка, которая украла у неё из сумки кошелек, превратив его в глазах Марины в ворону. Цыганка улыбнулась, посмотрела Марине прямо в глаза и сказала «Пора спать, красавица!», после чего у Марины все закружилось перед глазами и она провалилась во тьму…

Продолжение следует.

5

Марине казалось, что она падает в черной, липкой и теплой пустоте, оглушающей своей, словно мертвой, тишиной. Изредка из пустоты проступали какие-то смутные образы и видения. Но, не обретя четкости, они исчезали. Марина не знала, сколько она падает, ощущение времени исчезло, как и пропало напрочь возможность двигать руками и ногами. Ее мысли сонно блуждали в голове, сознание играло роль наблюдателя.

Внезапно Марина ощутила, что стоит в какой-то комнате чужой квартиры. Пространство вокруг было окрашено в бело-серо-черные тона. Электрический свет в комнате отсутствовал и только свет Луны из единственного окна, освещал пустынность комнаты и свидетельствовал о том, что за окном ночь. Комната была обычной, советской, напоминала комнату коммуналки, но совершенно без мебели. Впрочем, Марину это не смущало, она чувствовала, что все так и должно быть. Ей даже казалось, что она здесь когда-то уже была.

Марину сильно потянуло к окну, она ступила шаг, второй, движения были ватными и медленными, словно двигаться приходилось сквозь толщу воды.

Двигаясь черепашьим темпом к окну, Марина краем глаза уловила белесое движение сбоку, повернула голову и увидела себя, свое отражение. На стене висело большое старинное зеркало, обрамленное подобно старинной картине в рамку с витиеватым узором. Марина смотрела на себя в зеркало и удивлялась: вместо своей одежды она была одета в пышное белое подвенечное платье, но без фаты на голове. Несмотря на отсутствие фаты, на голове Марина также обнаружила необычное, её волосы были черного цвета и спускались длинными прямыми и словно не живыми лентами по плечам, спине, ярко контрастируя с белым свадебным платьем.
Еще некоторое время полюбовавшись своим отражением, Марина двинулась дальше к окну. Подойдя и взглянув в неожиданно чистые, прозрачные стекла старого окна, Марина увидела какой-то пустынный проспект, на другой стороне которого ютились стоящие в ряд дома-«хрущевки». Судя по тьме в окнах домов, тишине и отсутствию какого-либо движения на дороге проспекта, за окном была глухая ночь и свет полной Луны только дополнял общее ощущение, что город спит крепким сном.

Неожиданно, Марина заметила вдалеке, на крыше одной из дальних «хрущевок», движение. Присмотревшись, она увидела кота гигантских размеров. Кот передвигался, мягко прыгая с крыши на крышу «хрущевок». Наконец кот приземлился на крышу «хрущевки», расположенную на противоположной стороне дороги от окна, из которого Марина смотрела на улицу. Теперь Марина смогла рассмотреть кота получше. Кот сидел и очень мило, словно по домашнему, умывал себя лапой. Кот был не просто огромным, по сравнению с общим внешним видом «хрущевки», его размер был примерно 1/3 от общего размера жилого здания.

Внезапно, кот перестал умываться, сел, красиво выгнув грудь под свет полной Луны и периодически жмуря глаза, принялся, видимо, тихонько урчать. Хоть Марина не слышала никаких звуков, но она была уверена, что кот именно так и делал.
Он был черным как уголь, с такими же черными и одновременно блестящими глазами. В свете полной Луны его шерсть словно искрилась. Но даже не это привлекло внимание Марины. На груди кота расположился огромный красивый бант темно-красного цвета. Шелковистая ткань богато возлежала на черной меховой груди милого черного гиганта. В середине банта находилась большая брошь из серебристого металла с блестящими камнями. Практически все камни были прозрачные, насыщенно красного цвета и располагались на броши россыпью, создавая какой-то необычный, но красивый узор, от краев завитками и спиралями подходя к середине броши, в центре которой тускло блестел огромный черный камень. Марина завороженно смотрела на эту картинку: гигантский черный кот с красным бантом и красивой брошью на груди.

Кот повернул свою огромную пушистую голову в сторону Марины и посмотрел ей прямо в глаза. Марина вздрогнула, ей почудилось, что словно леденящий холодный ужас проник через глаза кота ей прямо в душу и поселился внутри Марины навсегда. Кот расширил свои черные и огромные, как колеса грузовика, глаза в удивлении и какой-то брезгливости, и широко мявкнул своей пастью. Марине показалось, что сделал он это как-то даже лениво, словно делал огромное одолжение. После чего, кот перепрыгнул на крышу другой «хрущевки» и словно растаял во мраке ночи.

Потеряв кота из виду, Марина решила повернуться в комнату и осмотреть её получше. Но тут рука Марины коснулась какого-то предмета, стоявшего на подоконнике. Автоматически посмотрев вниз, она увидела старинный флакончик духов, слегка покрытый пылью. Любопытство Марины взяло верх и она открыла флакончик, приготовившись ощутить какой-нибудь необычный аромат. Вместо этого, в нос Марины шибанул резкий запах, все закружилось перед глазами и она … открыла глаза!

- «Ну слава тебе господи, очухалась!» — Марина увидела перед собой обеспокоенное лицо бабушки Вари.

Обнаружив себя лежащей на асфальте, Марина почувствовала, что все тело болит, голова раскалывает, но бабушка Варя крепко схватила Марину и помогла ей встать на ноги.
- «А я значится вышла мусор выбросить, хоть ночью это плохая примета, но да смотрю ты прямо возле двери подъезда лежишь! Я к тебе, а ты без сознания! Я, значит, побежала домой за нашатырем… А что ты тут делала, да еще так поздно?» — скороговоркой выдала бабушка Варя, усадив Марину на лавку возле своего подъезда.
- «Баб Варь, я к вам шла!» — медленно выдавила из себя Марина, вспоминая ночной сон с цыганкой, — «И здесь я упала не сама, меня цыганка загипнотизировала, та с базара! Наверное украсть что-то хотела или отомстить…»
- «Ты это, Маринка, а ну-ка вставай, и пойдем ко мне чай пить с липовым медом. Расскажешь мне все подробно!» — с этими словами бабушка Варя кряхтя помогла Марине встать и поддерживая её повела к себе в квартиру.

А тем временем, цыганка Чарген быстро шла по ночному городу. Её путь лежал на окраину, где город подпирали со всех сторон домики частного сектора. Там, в глубине лабиринтов улочек и переулков, в нескольких больших домах жили цыганские семьи. На улице была глухая ночь и почти все цыгане спали. Почти. В одном из цыганских домов, в крайнем окошке только тускло мерцал свет.

Старая цыганка Ратри, могучая ведьма, в свое время не имевшая себе равных среди цыганских ведьм, давно зажгла толстую черную свечу и ждала, когда Чарген вернется, выполнив важное поручение. Старая цыганка узнала способ, как можно было вызволить мертвую мать Чарген из посмертного рабства ведьмы Варвары. Но он был очень кровавым и она никак не могла придумать, каким образом склонить Чарген исполнить кровавое дело. И тут удачно подвернулся случай с рынком, когда ведьма Варвара сама пришла к Чарген просить поиграть с её ученицей. Такой шанс упускать было нельзя.

Суть способа заключалась в том, чтобы пресечь волю, власть и силу ведьмы в отношении важного ей человека путем его умерщвления. Убив важного для ведьмы человека, убийца пресекал волю, власть и силу ведьмы. Он становился победителем воли, власти и силы ведьмы. Ведь воля, власть и сила ведьмы не желали смерти важного для ведьмы человека, наоборот, как минимум охраняли его жизнь и блага.

Старая цыганская ведьма все рассчитала, она знала, что Варвара вырвется из их чар и тогда Чарген окажется в очень опасной ситуации, ведьма Варвара может отомстить, не только не освободив покойную мать Чарген, но уничтожив саму Чарген с помощью своего колдовства, наслав покойную мать на свою еще живу дочь с быстрой порчей на смерть. И Чарген, осознав что произошло, согласилась на предложение старой Ратри. Получив от неё последние указания и особый нож, Чарген отправилась в ночь…

Ратри понимала, что убив Марину Чарген сама не справится с дальнейшим использованием пресечения воли, власти и силы ведьмы Варвары. Поэтому, старая цыганская ведьма дала Чарген свой ведьмин нож, чтобы Ратри потом смогла самостоятельно пользоваться своим ведьминым ножом, впитавшего символизм оружия человекоубийства и пресечения чужой ведьминой силы, в своих магических целях.

Готовясь к этому важному делу, старая цыганская ведьма пребывая в трансе увидела, что ведьма Варвара принудит Марину прийти, даже прибежать, к Варваре ночью. И этим нужно было воспользоваться…

Однако, прошло уже достаточно времени и Чарген должна была уже вернуться. Внезапно, старая Ратри напряглась, духи покойников, служащие ей, зашептали ей в ухо, что по переулку кто-то идет, но кто идет, духи почему-то увидеть и опознать не смогли, словно человека что-то скрывало. Закрыв глаза, старая цыганская ведьма потребовала от духов покойников показать того кто идет их покойничьим взором. И духи мигом перенесли сознание старой Ратри в пространство ночного переулка, где в смутном видении она увидела Чарген, быстро идущую к дому, и открыла глаза.

- «Разленились! Только жрать им подавай!» — вслух рявкнула цыганская ведьма адресуя реплики своим духам покойников, возмущаясь тем, что они не смогли определить человека, идущего по переулку, который старая Ратри считала своим. И не мудрено, ведь сколько жертвенной крови, на дороге, на углах домов и на перекрестках было ею вылито, сколько обрядов проведено. Этот переулок был пропитан магией цыганской ведьмы Ратри и никто не мог не то что пройти не замеченным, а сделать что-то не так, как возжелала бы старая цыганская ведьма.

Дверь в комнату, где сидела Ратри, скрипнула и через пару мгновений в свете свечи показалось бледное лицо Чарген. Она стояла, словно пошатываясь, и тяжело дышала.

- «Ну что? Ты сделала как я велела? Марина мертва?» — строго вопросила старая Ратри.

- «Да, вот нож, на нем кровь!» — сухо проговорила Чарген и достала из складок копны своих юбок кривой ведьминский нож старой Ратри. Лезвие ножа тускло блеснуло в свете свечи перед лицом старой цыганки.
- «Ты умница, Чарген. Ты …» — внезапно монолог старой цыганской ведьмы прервался и она захрипела. Дикая, удушающая боль пронзила её горло. Старая цыганка схватилась за горло и нащупала там нож. Свой нож, ведьмин нож, который держала за ручку Чарген…
- «Привет, Ратри! Как дела?» — изо рта Чарген раздался мужской бас. – «Варвара тебе шлет свой привет и поклон!» — и Чарген захохотала мужским голосом. Она выдернула из горла старой цыганки нож и стала беспорядочно бить им в тело цыганской ведьмы, хрипевшей и бьющейся в конвульсиях, пока старая Ратри наконец не затихла.
Затем, Чарген ватно наклонилась и перерезала острым кривым ведьминым ножом сухожилия на ногах и руках старой ведьмы. Конечным этапом страшного убийства старой цыганки стало её перерезанное горло.

После убийства Ратри, Чарген подошла к старому комоду и долго рылась в нем. Наконец, цыганка выпрямилась и в руках у нее была веревка. Чарген быстро и умело смастерила петлю, закрепила веревку на крюке люстры, накинула петлю себе на шею и шагнула в пустоту…

Бес, отзывающейся у ведьмы Варвары на имя Тимофей, вышел из уже начинающего коченеть висящего тела Чарген, словно из шкафа. Удовлетворенно осмотрев место последних событий, где он, через полностью подконтрольное тело и сознание Чарген, руками Чарген убил старую цыганскую ведьму и саму Чарген заставил совершить самоубийство, бес провел медитативный духовный просмотр пространства комнаты и быстро обнаружил души преставившихся Ратри и Чарген. Они были в растерянном и подавленном состоянии. В руках у беса появились кандалы с прилепленными к ним цепями, которые подобно живым змеям прыгнули из рук беса в сторону душ Ратри и Чарген. Во мгновение ока мертвые Ратри и Чарген был закованы в кандалы за шею, по рукам и ногам.

Полюбовавшись на плененные души, бес подплыл к телу мертвой старой цыганской ведьмы. Над её мертвым телом образовалось словно темно красное облако. Подплыв к облаку бес начал словно шумно вдыхать, вдыхать это облако. Было видно, что бес не просто вдыхает, он словно насыщался тяжелой энергией остывающей ведьминой крови.

Накушавшись, бес открыл в пространстве черную воронку, засасывающую в черную непроглядную тьму, и шагнул в нее, держа в руках цепи, тянущиеся к кандалам Ратри и Чарген, и исчез в воронке, словно в черной дыре. Цепи, ведущие к пленённым мертвым цыганским душам, натянулись, дернули плененных Ратри и Чарген, и они исчезли в воронке вслед за бесом. Воронка моментально растаяла, словно в пространстве ничего и не было, кроме начинающегося духовного разложения энергетических тел мертвых цыганок.

Ведьма Варвара внимательно выслушав рассказ Марины про сон с гигантским котом и свадебным платьем, про сон со старой цыганкой, а также про то, как её усыпила молодая цыганка, осмотрела щеку Марины с царапиной, появившейся после сна, смачно отхлебнула чаю, облизнув последнюю ложку липового меда из банки, и сказала: «Так что ты от меня хочешь, Маринка? Я чего-то не пойму.»

- «Помогите мне. Научите защититься от цыганского гипноза?» — пробормотала Марина.
Баба Варя рассмеялась: «Я не могу научить тебя защититься от цыганского гипноза. Я могу попробовать научить тебя той науке, которой меня обучили на фронте, или не научить ничему! Но если учить, то учить всему, потому что научившись всему ты сама научишься и защите, и не защите! Того, кто научился всему и умел все, в древности сжигали на кострах, их не называли гипнотизерами, их называли ведьмами и колдунами!»
- «Научите тогда вашей науке, научите всему!» — торопливо заговорила Марина, чувствуя, что баба Варя отказывает Марине и разговор потихоньку подходит к концу.
- «Всему… Хочешь сгореть на костре?» — баба Варя ухмыльнулась, — «Тебе придется научиться принимать мир таким, какой он есть, а не таким каким ты его знаешь! Тот мир, каким ты его знаешь, не дает тебе силы, он дает тебе рамки и ограничения! Я не буду заставлять тебя верить в Бога или Бабу Ягу! Вера мне твоя не нужна! И тебе она не нужна! Тебе придется все познать самой, на себе и решить для себя самостоятельно, как называть то, что ты будешь видеть, что ты будешь чувствовать и воспринимать, с чем ты будешь работать. И не сойти при этом с ума! А чтобы не сойти с ума, тебе придется полностью мне подчиниться, и душой, и сознанием! Ты изменишься Марина, очень, внутренне уж точно!»
- «Сейчас не жгут на кострах, не те времена! В это все сейчас не верят!..» — начало было отвечать Марина.
Ведьма Варвара громко рассмеялась: «Марина, если будет нужно, то сожгут! Такие как я обладаем знанием и силой, которую очень страшатся те, кто их не имеет! Свой страх они прячут за неверием, атеизмом. Но когда люди сталкиваются с нашей силой в своей жизни, то у них исчезают неверие и атеизм, ими овладевает ужас и в панике они готовы на все, в том числе и сжечь на костре! Тебе это надо? Иди домой, Маринка, подумай! А за цыганок забудь, не тронут они тебя больше!»

Маринка молча встала и на ватных ногах понурив голову двинулась к двери.

- «Ну а если вдруг надумаешь, решишься, то вот тебе баночка из под меда. Там меда еще осталось немного, но ты мед не ешь и банку не мой. Возьми баночку с собой и помести её под кровать, на которой спишь. Аккурат под тем местом, где у тебя лежит голова. И пусть лежит у тебя под кроватью 3 дня. Вот если решишь, то принесешь банку мне спустя 3 дня. Ну а если решишь не учиться, то просто выброси эту банку спустя 3 дня на свалку и ни о чем не беспокойся!» — четко выговаривая каждое слово сказала баба Варя.
- «А зачем это?» — спросила Марина, взяв банку в руки.
- «Ну, если принесешь банку, то будешь с помощью нее учиться управлять своим телом, мозгом, сознанием! Эта банка станет двойником твоего тела, твоего мозга и сознания! Тело, с его органами и мозгом, это сосуд для Силы! Эта банка станет инструментом, чтобы ты смогла научиться управлять ими!» — лениво сказала бабушка Варя.

Марина вышла из квартиры бабы Вари и вдруг обернулась: «Баб Варь, а почему во сне я была в свадебном платье и что то был за кот?»

Но баба Варя широко зевнула и закрывая дверь сказала: «Не бери в голову Маринка, иди, потом поговорим! Спать хочу, не могу!»

Конечно, то, что Марина была во сне в свадебно платье было не просто так. Здесь был играл роль символизм брачных отношений в мире мертвых.

Ведьма Варвара готовила Марину к браку. К браку с Силой и её представителями, или же, если Марина откажется от ученичества, то к браку с её смертью от колдовства Варвары и работы её бесов-помощников.
Благодаря бабе Варе Марина, сама того не подозревая, заимела статус невесты смерти или невесты новой жизни, тесно переплетенной со смертью. Невесты, идущей по краю и неведующей об этом…

Представив Марину одному из верховных духовных представителей Силы, который явился Марине во сне в облике гигантского кота, ведьма Варвара подстраховала свои действия. Теперь, если Марина соскочит с обучения, и вдруг решит рассказать о Варваре и его «гипнозе» другим людям, то Марину очень быстро уничтожит Сила через канал судьбы. Пусть Марина в этом случае будет принесена в жертву Силе, и баба Варя ничего с Марины не съест, зато перед Силой все будет сделано правильно. Ну а если Марина все же решится на обучение, то первые шаги ведьмой Варварой в отношении Марины уже сделаны, в том числе с одним из верховных духовных представителей Силы.

Баба Варя лукавила, когда передавала банку из под меда Марине и говорила, что в случае, если Марина решит не учиться, то она может просто выбросить банку на свалку и ни о чем не беспокоиться. На самом деле, выбрасывание банки, и особенно если бы банка при этом надкололась или разбилась, запустило бы колдовской механизм окончательного разрушения жизни и судьбы Марины.

Спустя пару дней, пенсионерка в быту, бабушка Варя, известная в узких магических кругах, а также в среди бесов и духов мертвых, как ведьма Варвара, неспешно брела по залитой солнцем улице. В левой руке она держала пустое ведро и мерно раскачивала им в такт своих шагов. В правой руке баба Варя держала жменю жаренных семечек, которые она по очереди оправляла себе в рот пальцами той же правой руки, сплевывая скорлупки лущённых семечек в сторону. Внезапно свернув в сторону, баба Варя решила перейти неширокую автомобильную дорогу в неположенном месте, не по пешеходному переходу. Судя по всему, её внезапно заинтересовал гастроном, находившийся аккурат на другой стороне дороги. Возможно, она о чем-то вспомнила и что-то хотела там купить.

Ступив на проезжую часть, баба Варя услышала визг тормозов и трехэтажный мат. Из автомобиля, белоснежных жигулей типа «копейка», выскочил мужчина средних лет в милицейской форме капитана и уже без мата закричал: «Гражданка, куда ты прешь под машину?! Глаза разуй!»

- «Ой, извини гражданин начальник, что-то плохо мне стало, солнце в глаза засветило и не увидела я тебя! Теперя буду смотреть оченно внимательно! Спасибо, что не задавил! Ну, пойду я!» — с этими словами баба Варя вознамерилась развернуться и уйти.
- «А ну стой! Куда пойду?! Документы!» — рявкнул мужчина в милицейской форме. – «Ах ты ж, японский городовой, ты еще и с пустым ведром мне перейти дорогу решила?! Так, а ну быстро гражданка садитесь в машину и поедем в отделение оформляться!» С этими словами милицейский капитан схватил бабу Варю за руку и потащил в машину.
- «Да отпусти меня, идол!» — причитала баба Варя, — «Ведро, куда?!»
- «На голову себе одень!» — рявкнул милиционер, усадив ведьму Варвару на переднее место пассажира и захлопнув дверь.
Через минуту белоснежная милицейская копейка уже ехала по улице. Баба Варя обернулась назад, посмотрела по сторонам и ухмыльнувшись сказала, обращаясь к милиционеру: «Нету никого. Не смотрят. Принес?»
- «Обижаете!» — крякнул капитан и, сунув руку под свое водительское сидение, извлек оттуда мешок. В мешке явно что-то было.
Баба Варя взяла мешок и бросила его в свое пустое ведро. Машина остановилась и баба Варя медленно вылезла из машины.
Закрывая дверь изнутри, милиционер поинтересовался – «Оплата как обычно?»
- «Как обычно Валерий Степанович, как обычно! И благодарю вас нижайше!» — улыбнулась ведьма Варвара и сделала движение поклониться.
- «Опять издеваешься?! Ох уж эти ведьмы!» -взвизгнув колесами, милицейская «копейка» умчалась по дороге, а баба Варя медленно побрела к себе домой.

Придя домой, ведьма развязала мешок. В мешке лежали кривой цыганский нож, которым пару дней назад была убита цыганская ведьма Ратри, и висельная веревка, на которой на месте убийства повесилась цыганка Чарген… Орудия преступления, убийства и самоубийства, впоследствии получившие статус вещественных доказательств и хранимые в архиве вещдоков, вдруг оказались у ведьмы Варвары…

Баба Варя мысленно улыбнулась, колдун Валерка, занимающий ответственный пост в городском УВД, никогда не подводил свою старую партнершу по колдовским делам!

(продолжение следует)

6

- «Банку принесла?» — баба Варя вопросительно посмотрела на хозяйственную сумку Маринки, которую она держала в руках.

Неделю назад Маринка окончательно согласилась обучаться у ведьмы Варвары и теперь, спустя 3 ночи держания банки из под меда под кроватью, Маринка должна была принести эту банку своей наставнице.

Конечно, ведьма Варвара и так знала, что банка в сумке. Но одно дело знать и совсем другое этим знанием связывать человека его же словами и ответами на вопросы.

- «Д-да, конечно!» — нервничая ответила Маринка и передала бабе Варе банку.

- «Ну-с, посмотрим, посмотрим…» — начала мурчать ведьма Варвара себе под нос.

Она взяла банку, пошла на кухню и налила в банку немного воды из трехлитрового бутылька. Марина молча с любопытством наблюдала. Затем, Варвара бросила в банку горсть соли и еще горсть тоже вроде соли, но какой-то странной, словно опаленной, черной. После этого, она шмыгнула в коридор и принесла оттуда плотный мешок, в котором оказалась земля… Взяв щепотку земли, ведьма Варвара сыпанула её в банку.

- «Сейчас смешаем и сделаешь 3 глотка!» — буднично сказала баба Варя, от чего у Марины начало вытягиваться лицо и к горлу начал медленно подступать комок.

Мешать «раствор» ведьма Варвара начала крылышком летучей мыши! Марина протерла глаза, да-да, бабушка мешала в банке мутную смесь именно крылышком и именно летучей мыши. Марина как-то видела летучих мышей и их черные тельца с перепончатыми крыльями запомнились ей на всю жизнь. Намешав, баба Варя задумалась на мгновение и оставила крылышко летучей мыши внутри банки.

- «Чой-то я забыла!» — обращаясь словно ни к кому, картинно остановилась ведьма Варвара, – «А-аа! Дай руку!» — с этими словами бабушка схватила левую руку Маринки и уколола её безымянный палец невесть откуда взявшейся иголкой. Марина не успела даже вскрикнуть, как на пальце уже набухла огромная темная капля крови. Схватив окровавленный палец, ведьма скапала с него в банку с мутной жидкостью несколько капель крови и удовлетворенно улыбнулась.

Затем, баба Варя дала Маринке ватку, смоченную в перекиси водорода, чтобы она зажала ранку на пальце, и холодно смотря в глаза Марине приказала ей выпить из банки 3 глотка.

Хоть тошнота и начала быстро подступать к горлу Маринки, но она свободной трясущейся рукой взяла банку. В голове мелькнула мысль, что наверное нужно все бросить и быстрее убежать отсюда. Но холодный взгляд глаз ведьмы Варвары не отпускал, мелькнувшая мысль также быстро пропала, как и появилась, и Марина закрыв глаза сделала три глотка.

Отвратительно! На вкус это было ужасно отвратительно, словно она выпила нестиранные носки родного отца, которые он до этого целую неделю носил не снимая в дальней геологической экспедиции.

Вернув бабе Варе банку, Марина приготовилась выбл…вать на пол содержимое своего желудка, но тут ведьма Варвара дала ей в руки приятно пахнущий травами и липой сладкий чай, несколько глотков которого вернули Марину в более-менее нормальное состояние.

А тем временем, баба Варя взяла у Марины банку и поставила её на стол. Откуда-то в её руках появилась старая восковая свеча, почему-то темного, словно черного цвета, и, запалив огонь свечи, ведьма начала что-то шептать, капая в банку воск со свечи.

Закончив эту процедуру, ведьма Варвара затушила свечу в жидкости внутри банки.

- «Пойдем в комнату.» — приказным тоном сказала баба Варя и Марина беспрекословно, пошатываясь на ватных ногах, побрела за бабушкой.

В комнате баба Варя приказала Марине лечь на кушетку и закрыть глаза. Банку с мутной смесью ведьма поставила на табуретку у головы Марины и положила свою руку Марине на лоб.

- «Маринка, сейчас ты уснешь и увидишь сон, а может и сны. Ты их все запомнишь и расскажешь мне, когда проснешься! Банка стала двойником твоего тела, твоего мозга и сознания! Тело, с его органами и мозгом, это сосуд для Силы и теперь вы едины! Эта банка сейчас инструмент, чтобы ты смогла научиться управлять тем, что в тебе сокрыто от тебя самой! Соль земная и соль подземная свяжет и парализует чужой морок! Погостная земля его снимет с глаз твоих, как похоронный саван! Летучая мышь поможет тебе увидеть во тьме то, что было сокрыто от твоих глаз!» — ведьма Варвара не просила Марину, а словно отдавала ей приказание.

Марина слушала приказание ведьмы и чувствовала, что потихоньку проваливается в сон. С последними словами бабы Вари сознание Марины отключилось и она обнаружила себя в вязкой, холодной, непроглядной мгле …

Ведьма Варвара страховалась. Она, как опытная «пастырь душ и жизней» людских понимала, что как бы не была вкусна и привлекательна добыча, как бы не казалось легко её добыть, всегда нужно перепроверять на ловушки! Вдруг кто-то более сильный решил сожрать тебя, пока ты будешь заглатывать живца как наживку!

Поэтому, Варвара хотела выяснить, как так случилось, что она без особых трудностей получила Внизу «добро» на жизнь, судьбу и душу Маринки?! Почему не было препятствий или хотя-бы требований выкупа от покойников её рода?! Что будет с родителями Маринки, если она умрет?! Семья Маринки не была под проклятием и не сквозила грядущими разрушениями! Жизнь этой семьи текла, что называется «чинно и благородно». Все это рождало массу вопросов и тревожило бабу Варю.

Внезапно Маринка выгнулась, её рот раскрылся в беззвучном крике. Банка, стоящая на табуретке возле головы Марины, вдруг сама собой треснула и из зазмеившейся трещины стала медленно просачиваться жидкость.

- «Кричи Маринка, кричи! Куда кричишь, туда и смотри!» — стала приговаривать Варвара, гладя Марину по голове.

… Когда Марина оказалась в холодной тьме, её окутал страх, даже дикий ужас. Ей захотелось закричать и она закричала. Крик Марины был истошным и каким-то не человеческим. Маринка кричала, но страх не отпускал. Казалось она попала в невидимые нити самого страшного в мире ужаса.

Внезапно, откуда-то сверху, послышались слова бабы Вари — «Кричи Маринка, кричи! Куда кричишь, туда и смотри!». Подчиняясь словам, Марина начала кричать и смотреть туда, куда кричала. Сначала она ничего не увидела и продолжала кричать. Крик получался как бы само собой, без остановки, как пульсирование. Но настолько при крике было в груди больно, что он получался истошным.

Затем, Марина увидела, что мгла рассеивается и вот она уже обнаружила себя в автомобиле Волга на заднем пассажирском сиденье. За окном автомобиля проплывали улицы знакомого ей города. Судя по всему, она ехала в такси. Во всяком случае, водитель был одет в кожаную куртку и кожаную фуражку, которые носят таксисты и в жару и в холод.

Внезапно машина свернула с дороги и остановилась у большого серого административного здания. Водитель сказал «Приехали!» и посмотрел на Марину взглядом, который безмолвно гласил: «Выходите!».

- «Сколько я вам должна?» — спросила Марина водителя.

Таксист ухмыльнулся и сказал: «За счет конторы! Заходите еще!»

Марина вышла из машины и внутренне поняла, что ей нужно зайти в здание.

Внутри здания никого не оказалось. Бродя по пустынным коридорам, Марина разглядывала таблички на дверях кабинетов: «Приемная», «Отдел сбыта», «Отдел реализаций», «Канцелярия»… За последней дверью Марина услышала шум и открыла её.

Внутри располагалось с десяток столов, заваленных документами. Но на рабочих местах были всего 3 человека. Это были 3 женщины разного возраста. Одна была лет 55-60, другая лет 40-45 и третья была лет 25. Все три были стройными, странно похожими лицом друг на друга, с большими зелеными глазами и волосами, окрашенными в блонд, фактически отличаясь друг от друга только прическами и возрастом… Хотя, может быть Марине это только показалось.

Старшая из 3-х мрачно посмотрела на Марину и брезгливо сказала, словно в никуда: «Кто пустил сюда эту гражданку?», а потом уже обращаясь к Марине: «Гражданка, у нас обед, вы что не видите! Выйдите и приходите после обеда!»

Марина собралась было выходить, но тут внутри её словно что-то лопнуло, раздражение начало заливать грудь и слова, оформленные в холодный тон, полились из рта Марины сами собой: «У вас не написано, что обед! Я подавала заявление о себе и родителях, и мне сказали, что вы его не пропустили! Все необходимые документы под заявление были приложены согласно инструкции! Я пришла узнать в чем дело?»

Старшая скривила на лице гримасу недовольства, спросила фамилию Марины и стала искать что-то в стопках документов. В это же время, младшая из 3-х решила пройтись по кабинету. Проходя мимо Марины она театрально воскликнула, обращаясь к третьей работнице: «Валя, ты глянь, гражданка то французскими духами надушилась, и еще заявления пишет, прибедняется! Вот народ наглый пошел, все им мало!» Она остановилась у окна, открыла форточку и достав сигарету стала курить.

Марина хотела что-то дерзкое сказать в ответ, но внутри её что-то сдержало, она словно почувствовала, что нельзя поддаваться на провокации этих наглых теток.

Старшая перестала рыться в бумагах и, сделав брезгливое лицо, скороговоркой выпалила: «Нет вашего заявления, ничего я не знаю! А раз заявления нет, то и рассмотрения нет! Хотите, жалуйтесь!» и уткнулась в свои бумаги.

Марина поняла, что тут больше делать нечего. Старшая из 3-х делала вид, что разговор окончен и она очень занята. Младшая ухмылялась и курила. А третья демонстративно одела огромные солнцезащитные пляжные очки, явно по последней моде, и откинувшись на спинку стула заявила: «Хочу думать, будто я на пляже!» И все три тетки противно захохотали. Маринка вышла в коридор.

Но, коридора уже не было, Марина находилась на улице, прямо перед домом, где жила. У подъезда дома стоял накрытый белой скатертью стол. На столе было много еды и вина. Что именно было из еды и какое это было вино Марина рассмотреть не смогла. Вокруг стола стояли 4 табуретки. На трех сидели уже знакомые ей блондинки из канцелярии… Они радостно смеялись, пили из бокалов вино и что-то ели. Мимо них ходили люди, живущие в доме, но, казалось, они почему-то не обращали внимание на пирующую за столом троицу! Внутренним чувством Марина поняла, что 4-я табуретка для неё. Подойдя к столу Марина села. Старшая протянула Марине бокал с вином, предлагая выпить.

7

- «Что празднуем?» — Марина решила начать разговор первой.

- «Новоселье твоих родителей и потом твое!» — сказала младшая и все три тетки залились противным смехом.

- «Какое новоселье? Разве мои родители куда-то переезжают?!» — Марина была крайне удивлена. Нет, конечно от родителей, пропадающих в геологических экспедициях, всего можно было ожидать, но резкая смена квартиры вроде бы никогда не входила в их планы.

- «Ага, скоро! Ладно, мы пошли, а ты посиди, выпей вина за новое место под солнцем!» — после этих слов старшей, три тетки снова рассмеялись, однако встали и что-то весело рассказывая друг другу начали не спеша удаляться от застолья.

Марина посмотрела на стол и все начало плыть у неё перед глазами. Внезапно затошнило. Ком подобрался к гору, Марина глубоко вздохнула и … открыла глаза…

Её шатало, тошнило, сны были настолько реальны, что резкий переход от этих снов к реальности вызвал у Маринки ощущение ступора.

Кое-как, за чашкой травяного чая на кухне своей наставницы, Марина пришла в себя и рассказала содержание своих снов.

Ведьма Варвара помрачнела. Борьба с чужим шабашем ведьм не входила в её планы. Зато, теперь было понятно, почему никому Внизу не было дела до Маринки. Тройку чужих ведьм интересовали её родители, которых они, судя по всему, собирались колдовством не просто убить, а съесть, со всей судьбой и благами их рода!

А что Маринка? Наверняка готовится какой-то несчастный смертельный случай для родителей геологов, после которого, при учете пожирания ведьмами благ рода, Маринка скатится до уровня алкоголички, будет кормом для бесов тех ведьм и умрет где-то как бродячая собака, больная и никому не нужная.

«Стара я стала, стара! Сразу очевидного не увидела, чуть не проглотила живца! Попалась бы на удочку чужого шабаша!» — стали вяло мелькать в голове ведьмы Варвары мысли. И захотелось бабе Варе быстрее выставить будущую чужую добычу из квартиры и забыть о ней, как о досадном недоразумении…

- «Что за х…рня?!» — вдруг взревела баба Варя в пустоту так, что Марина подавилась чаем и стала кашлять. Варвара осознала, что те мысли были не её, они были чужими и что кто-то бесцеремонно транслировал их в старые мозги ведьмы.

Ведьма кинулась к плите и поставила на огонь чайник. Как только он засвистел закипел, она схватила чайник и поднесла его парующим носиком к кухонному окну, бормоча какие-то непонятные слова. Стекло кухни сразу вспотело и … Марина не поверила своим глазам, на окне на мгновение вырисовывались узорами какие-то знаки, странные вычурные буквы и словно детьми нарисованные смешные рожицы.

Лицо бабы Вари исказилось и, поставив чайник на стол, ведьма строго сказала Марине: «Сиди тута и никуда не выходь! Пока я не приду! Пей от вкусный чаек!» И вышла из кухни. Затем Марина услышала как хлопнула входная дверь.

Ведьма Варвара вышла на порог своей квартиры и осмотрелась. Все вроде бы как обычно. Все углы двери квартиры и специальные места на лестничной клетке фонили знакомой ей энергией и ничего чужого она не ощущала.

Баба Варя хотела было уже двинуться вниз по ступенькам, как одна мысль обожгла её сознание. Медленно подняв голову, ведьма Варвара посмотрела на потолок лестничной клетки. На физическом уровне там ничего не было. Варвара пристальнее присмотрелась и на духовном уровне посреди потолка увидела зияющую огромную черную дыру, вокруг которой на потолке сидели огромные черные пауки с изображением могильных крестов на спинах. Они спали. Они ждали приказа. Чужого приказа. А над входной дверью баба Варя рассмотрела висящую огромную крепкую паутину, готовую по чужому приказу словно сеть упасть на голову старой ведьмы.

Ватными ногами сойдя по ступенькам на промежуточный лестничный пролет, баба Варя выглянула на улицу в выбитое кем-то когда-то окошко. Все вроде бы было как обычно: люди, птицы, погода. Но вот внезапно от дома отъехала машина. Ведьма могла поклясться, что еще минуту назад её просто физически не было. Но вот, словно из ниоткуда, машина вынырнула и поехала.

Варвара вернулась в квартиру. Пройдя на кухню она села, мрачно посмотрела на Маринку и сказала: «Обложили, с…чки!»

- «Кто обложил?» — испуганно и непонимающе спросила Марина.

- «Кто-кто, три ведьмы твои, которых ты во сне увидела! Быстро же они меня в оборот взяли!» — раздраженно сказала баба Варя и увидела непонимающие глаза Марины.

- «Чтобы быть сильнее мы ведьмы можем объединяться в шабаши! Самый простой круг ведьм, шабаш, это три ведьмы! Тысячи лет назад мы ведьмы заложили символ тройки во все символы, которые правят миром, во всех религиях, во всех мифах и сказках, даже в мирском бытии! Как тебе по-проще то объяснить на паре примеров?! Ты читала мифологию языческих времен? Слышала про трех богинь, которые плетут нити судьбы людей? А про богинь, которые имели по три облика? Про собаку о трех головах, что охраняет вход в царство мертвых? Нет? Ну про Змея Горыныча и трех богов православия ты уж точно должна была читать! И вон гляди, в народном суде у нас тройки людей сидят, суды рядят! Так что тройка ведьм это очень сильный шабаш, ведьмы в нем как боги, судьбы творящие, как судьи суды рядящие, как палачи приговоры исполняющие и как сторожа, приговоры охраняющие!» — ведьма Варвара остановила рассказ, прислушиваясь к чему-то.

- «Эти ведьмы решили убить твоих родителей, прибрать блага твоего рода себе, а тебя пустить на корм!» — холодно проговорила Марине баба Варя, словно это было само собой разумеющееся.

- «Какого рода?» — невнятно задала вопрос Марина, переваривая в голове информацию о том, что какие-то ведьмы хотят убить её родителей.

- «Твоего. Их почему-то интересует твой род, все твои мертвые предки, на много поколений назад. Усмотрели они какое-то благо для себя, если приберут твой род к своим рукам, точнее зубам!» — мрачно продолжала ведьма Варвара, что-то рассматривая за кухонным окном.

За окном уже темнело и небо плавно наливалось темно-синей краской.

Аккуратно напротив окна в воздухе висели 3 женщины верхом на метлах. Ни лиц, ни их фигур не было видно, так как каждая из женщин была одета в балахон с глубоким капюшоном. Правда, балахоны различались по цветам.

Никто из проходящих по улице или смотрящих в окна не видел этих женщин. Сила этого шабаша ведьм была достаточна, чтобы первоклассно наводить оморочку на людей.

- «Она точно нас не увидит?» — раздался скрежетащий, словно железом по стеклу, голос одной из «капюшонов».

- «Точно. Она уже стара и ей не справиться с нами тремя! А девка просто корм, испуганное, слепое и тупое животное!» — такой же скрежетащий в другом капюшоне голос ответил вопрошающей.

- «Ну что ты решила?» — внезапный вопрос бабы Вари поставил Марину в тупик.

- «А что я должна решить?» — Марина непонимающе посмотрела на ведьму.

- «Ты родителей и себя собираешься защищать? Или пойдешь ведьмам на убой?» — прошипела Варвара, глядя в глаза Марине пронизывающим взглядом.

- «С-собираюсь…» — заикаясь пролепетала Марина, — «А что нужно делать?»

Ведьма Варвара встала со стула и, наклонившись к уху Марины, горячо прошептала: «Узнать кто они и найти их сердца!»

- «Чьи сердца?» — голос Марины продолжал заикаться.

- «Сердца трех! Трех ведьм, что собрались съесть твоих родителей и блага твоего рода!» — выпрямившись и уже как-то буднично сказала баба Варя, — «Это станет очень сильной школой для тебя! Ведьмы хотели съесть тебя, твой род и, теперь уже и меня, а в результате их съедим мы!»

Переварив услышанное, Марина решилась на вопрос: «Не понимаю, что значит найти сердца ведьм? Разве сердца ведьм не у них в груди?»

Баба Варя посмотрела на Марину так, словно девушка сказала какую-то дичайшую на свете глупость, и произнесла: «Детонька. Наши тела, тела ведьм, лишь внешне похожи на такие же как у остальных людей. И то не всегда. На самом деле все органы ведьмы, особенно сердце и мозг, связаны с многими людьми, живыми и не живыми, а также с другими живыми и не живыми тварями. Они помогают ведьме быть тем, кем она есть, они питают ведьму, они, наконец, в себе прячут смерть ведьмы, которая могла бы произойти в нашем материальном мире… Помнишь как в сказке смерть Кощеева была в игле, которое в яйце, которое непойми где?! Вот так и здесь! Поняла?»

Марина в ответ мотнула головой будто поняла, но на самом деле она не поняла еще больше.

В этот вечер баба Варя не отпустила Марину домой, заставив спать у неё. В три часа ночи в коридоре Варвары тихо зазвонил телефон. Старая ведьма сняла трубку и услышала на том конце провода: «Одну нашел! Адрес пишешь?»

- «Всего одну? А остальные?» — разочарованно прошипела Варвара.

- «Так за одну как за ниточку потянешь остальных! Я и то одну еле-еле нашел, по глупости засветилась, молодая еще!» — обиженно затараторила трубка.

- «Ладно, прости Валерик» — вздохнула баба Варя, — «Сам видишь, нервируюся я с этих трех… Диктуй, пишу адрес!..»

После разговора с колдуном Валерием, занимавшим ответственный пост в УВД, ведьма Варвара сидела в кресле, вертела листок с адресом младшей из той тройки ведьм и думала о том, что этот адрес ловушка, состряпанная тройкой ведьм специально для неё! Липа, преподнесенная самодовольному колдуну Валерику на тарелочке, чтобы он передал её Варваре. Потому что случайностей и глупых засветов у таких ведьм, как эта тройка, не бывает…

(Продолжение следует)

8

Резкий звонок в дверь разбудил ведьму Варвару, задремавшую в кресле.

Медленно вставая, баба Варя автоматически глянула на часы: шесть утра. Однако, как же это она умудрилась уснуть в кресле и проспать «без задних ног» целых три часа в такой напряженной обстановке.

Подходя к двери Варвара невольно остановилась. Она уже знала, кто за дверью. Ведь Духи, обслуживающие ведьму, работают по считыванию информации достаточно хорошо, даже если своей личной силой ведьма не может пробиться за стену чужого морока или магической защиты.

И, тем не менее, баба Варя, словно перепроверяя полученную в духе невероятную и странную информацию, глянула в глазок. После чего, открыла дверь.

На пороге стояла женщина лет 35, высокая статная брюнетка. Одета она была в черное платье почти до пят, на голове была повязана черная косынка. Лицо было бледным, губы сжаты в линию, а в зеленых глазах сверкало бешенное пламя.

Это была ведьма Ольга, жена колдуна Валерика, занимавшего ответственный пост в УВД. Молодая и не очень опытная ведьма, которая, впрочем, имела прекрасный потенциал роста, а также быстро и успешно училась колдовскому ремеслу.

Одного взгляда на Ольгу было достаточно, чтобы понять, что случилась беда. И для бабы Вари Ольга была нежданным гостем.

Ведьма Варвара молча впустила брюнетку в прихожую и закрыла дверь.

- «Он мертв. Убит в перестрелке с какими-то бандитами. Остальные его сотрудники живы. Сказали, что ему случайно пула попала в голову… Случайно… Я была на опознании…» — сухо и медленно проговорила Ольга и внезапно быстро продолжила: «Варвара, я не чувствую мертвую душу Валеры! Сначала я думала, что это твоих рук дело, но не нашла твоих следов в духе его мертвого тела. Зато нашла чужие следы, старые и новые, и они под сильным мороком, под сильной защитой! Ты знаешь в чем дело, скажи, кто его убил?»

- «Бандит его убил, случайно. Ты ж сама сказала!» — так же сухо проговорила баба Варя.

Ведьма Ольга медленно вытащила сложенный в четверо листок бумаги и протянула Варваре: «Там написано, что ты знаешь!»

Баба Варя развернула листок, на котором непонятными для обычного человека буквами, больше похожими на кривых человечков и глумливые рожицы, было написано: «Если я внезапно умру, то Варвара знает!»

Ведьма Варвара вернула Ольге листок, с надписью, исполненной тайной ведьминской грамотой, и сказала: «Пойдем пить чай!»

Через четверть часа за кухонным столом сидели трое: черная ведьма Варвара, ведьма Ольга и полусонная совсем ещё не ведьма Маринка.

Разлив всем чаю, ведьма Варвара мрачно обратилась к Маринке: «Послушай меня, деточка, у нас начались серьезные потери и я вынуждена ускорить твое обучение. Если, конечно, ты хочешь жить. Вопрос о том, заниматься тебе колдовским ремеслом или не заниматься, уже даже не стоит. Поняла?»

- «П-поняла!» — заикаясь, выдавила из себя Марина.

- «Теперь, ты …» — баба Варя повернулась к Ольге: «Разве ты не понимаешь, где его душа? У них она! У тех, кто колдовством убил твоего Валерика, чьи духи создали ему ситуацию в реальности, ввели его в эту ситуацию, в этой ситуации пулю направили ему прямо в голову и обеспечили его смерть от пули!»

Выдержав паузу, Ольга сказала: «Валера был сильный колдун! Он честно служил свою колдовскую службу Хозяевам в мире людей и в мире духов! Как это так, что какие-то духи влезли в пространство Валеры, изменили его судьбу и убили его? Почему эти духи не испугались Хозяев? Почему Хозяева не защитили Валеру? Или Хозяева продали его кому-то?..» Ольга запнулась, глотая слезы.

Тяжело вздохнув, ведьма Варвара посмотрела на Ольгу и Маринку, после чего монотонно начала: «Напоминаю тебе, Ольга. А ты, Маринка, слушай внимательно и запоминай. Когда ведьма убивает колдовством обычного человека, то его душа оказывается во власти ведьмы и её духов. И они распоряжаются тем, где будет эта мертвая душа и чем она будет заниматься дальше. То же самое происходит, когда обычного человека убивает обычным убийством другой обычный человек. Только обычный человек не видит мертвого убитого и не знает, что он рядом, от чего впоследствии у убийцы возникают проблемы. Когда ведьма убивает колдовством ведьму, с душой мертвой ведьмы происходит то же самое, что и с душой обычного человека, убитого ведьмой, она попадает в рабство к ведьме убийце и её духам. Исключение, если за мгновения до своей смерти умирающая ведьма или колдун успеет сказать особые слова, освобождающие от уз чужого рабства и передающие умирающую душу колдуна или ведьмы в распоряжение Хозяев, которым колдун или ведьма служили службу при жизни. Также, нужно помнить, что главная разница между колдовским убийством обычного человека и ведьмы заключается в том, что для убийства обычного человека достаточно согласия Хозяев, как Силы, которой служит службу ведьма. А для колдовского убийства ведьмы ведьмой нужно не только согласие Хозяев ведьмы, которая собралась убить другую ведьму. Но и сломить колдовскую волю и власть той другой ведьмы, которую убивают, а значит сломить волю и власть Сил той ведьмы, которую убивают! Хорошо, когда Силы и высшие Хозяева ведьм одинаковы или из одной духовно магической системы. Тогда идет только противостояние воли двух ведьм и их духов, в лоне одной духовно магической системы. А вот если Силы и высшие Хозяева обоих ведьм не просто разные, но и вообще из разных и даже конкурирующих между собой духовно магических систем, то идет противостояние не только воли двух ведьм и их духов, но и противостояние двух Сил и их духовных систем!»

Баба Варя отхлебнула чая и продолжила, глядя на Ольгу: «Волю Валерика и его духов победил шабаш из трех сильных ведьм. Ты сама знаешь, какие бывают тройки шабашей. Поэтому, они и смогли изменить его судьбу и убить его, принеся в жертву Силам. Высшие Хозяева и Силы похоже у нас с ними одинаковые. Думаю, нужно сходить Вниз и …»

- «Я ходила Вниз!» — перебила Ольга Варвару: «Его там нет! И никто санкций не давал на его умерщвление! Никто никаким нашим Силам и наших высшим Хозяевам Валеру в жертву не приносил! Он исчез! Это чужие, Варвара, чужие!» Ольга резко встала и подошла к окну, сложив руки на груди.

- «Ну что же …» — баба Варя кряхтя повернулась к окну и Ольге: «Чужие значит! Интересно! Немцы что-ли? Фройляйн с Блоксберга?»

- «Нет, я звонила Роберту Генриховичу. Говорила с ним и читала его в духе. У немецких ведьм другие следы!» — глядя в окно сдавленным голосом сказала ведьма Ольга.

- «Ты видела, что у меня над моей дверью на потолке лестничной клетки?» — внезапно спросила Ольгу Варвара.

- «Видела спящих духов в виде пауков и ход в бездну… Такой же ход, но без пауков я обнаружила над дверью нашей квартиры… Уже после того, как Валеры не стало. Ход не отслеживается, я пробовала.» — ответила Ольга, продолжая безучастно смотреть в окно.

- «Валерик звонил мне в три часа ночи, сообщил адрес одной из ведьм шабаша. Только я думаю, что адрес подставной.» — холодно сказала баба Варя.

- «И в четыре часа ночи его не стало… Варвара, дай мне этот адрес!» — Ольга взглядом, в котором безумно металось пламя ведьминской мести, впилась ведьме Варваре в глаза: «Ну и пусть адрес подставной, там же есть кто-то, кто ждет! А значит этот кто-то, кто там живет, знает тех троих, кто колдовством убил моего Валеру! Я выдавлю из того, кто там живет все, что он знает!»

- «Это ловушка, Оля! Там могут быть подставные ведьмы или колдуны!» — Варвара нахмурилась: «Ты можешь там пострадать или даже погибнуть. Видишь, они убили Валерика! Зачем? А затем, что они убирают все возможные препятствия раз и навсегда! Они утверждают свою волю и волю своих Сил, и не хотят неожиданностей!»

- «Дай мне адрес, Варвара! Что они мне могут быстро сделать? Гипнозу я не подчиняюсь. Быстрой порчи на меня им не навести, даже глаза в глаза. Разве что убийца будет там сидеть, так я знать об этом буду еще до того, как в дверь позвоню. И случайный кирпич на голову мне не упадет, я об этом позабочусь.» — Ольга сверлила бабу Варю огненным взглядом.

- «Бабушка Варя, а почему нельзя честно поехать на тот адрес и честно поговорить с человеком, который там живет? Зачем так себя накручивать? Или взять крепких ребят, у меня есть знакомые самбисты, чтобы они по-мужски поговорили с тем, кто там живет? Не будут же убивать всех нас, если мы придем все вместе на тот адрес?!» — в разговор встряла Марина.

Ведьма Варвара с удивлением обернулась к Марине и уставилась на неё как на тупой деревянный пенёк, который внезапно заговорил, а Ольга только печально улыбнулась наивности Маринки.

- «Маринка, если бы все вопросы с ведьмами и конфликты между ведьмами можно было бы решить с помощью методов, обычных для простых людей, например: дать по голове, отрезать конечности, в конце концов убить физически своими руками, то это были бы не ведьмы!» — мрачно сказала баба Варя и продолжила: «Спалить ведьму на костре, застрелить её, отрезать ведьме голову, поломать руки ноги. А что дальше? Если в такой смерти ведьмы нет чужого колдовства, а просто ненависть обычных людей, то после такой смерти ведьма начнет жрать всех, кто её убивал. Потому, что её дух, по общему правилу, будет рядом с её убийцами и дух даже мертвой ведьмы будет сильнее чем души живых людей, которые её убивали. И потому, что такое окончание своей жизни ведьма будет считать волей и распоряжением её высших Сил и Хозяев! Понимаешь? Нельзя просто убить ведьму, просто по-человечески, и считать, что вопрос решен! Это не решение вопроса, потому что это не победа над ведьмой, воля ведьмы не будет сломлена. Нельзя просто убить ведьму, просто по-человечески, без участия колдовства, просто ещё и потому, что если такая смерть не согласована с высшими Силами ведьмы и её Хозяевами, то ведьма не умрет, как бы её не преследовали. Если конечно это ведьма, а не фокусница из цирка. Ведьму нужно убивать колдовством, и уже духи, которые принимают в этом колдовстве участие, выбирают как именно будет реализовываться порча на смерть, в том числе: через несчастный случай, через бандитский выстрел или удар ножом, через что угодно!..»

- «Варвара, я хочу к своему Валере, где бы он ни был! И если я там погибну от колдовства тех ведьм, я все равно выиграю, потому что окажусь возле своего мужа… Пусть и вечном плену, зато рядом …» — Ольга перебила бабу Варю и замолчала.

Тяжело вздохнув, ведьма Варвара запустила руку в карман халата и выудила оттуда листок с записанным адресом. Быстро прочтя адрес, Ольга вернула листок бабе Варе и пошла в коридор по направлению к входной двери. Баба Варя тяжело переваливаясь пошла за ней. Маринка, ошарашенная всем услышанным, боялась даже пошевелиться. Настолько все звучало страшно и одновременно невероятно.

Остановившись у двери, ведьма Ольга обернулась к Варваре и сказала: «Спасибо тебе Варвара! Если я что-то узнаю, но буду умирать от их колдовства, я все скажу Мохнатычу, и умирая пришлю его к тебе. Он все тебе расскажет.»

- «Ладно, Оля. Посмотрим. Удачной тебе охоты, черная лисица!» — голос ведьмы Варвары был ровным и Марине из кухни даже показались в нем нотки уважения бабы Вари к Ольге.

Когда дверь за ведьмой Ольгой захлопнулась и баба Варя вернулась на кухню, Маринка спросила: «А кто такой Мохнатыч?»

- «Это дух, помощник ведьмы. Их много, и они бывают разные. С одним из таких духов ты сейчас познакомишься. Мне нужно быстро научить тебя видеть то, чего не видят другие. Времени на долгое обучение у нас нет.» — мрачно сказала баба Варя.

После чего, ведьма Варвара налила в чашку воды, проткнула иглой себе палец, прополоскала его в этой чашке с водой, после чего дала чашку Маринке и приказала пить.

- «Но ведь это вода в которой ваша кровь?!» — попыталась начать разговор Маринка. Ей не очень хотелось пить воду с бабкиной кровью.

- «Да, в ней моя кровь. Кровь ведьмы. Как еще я могу быстро передать тебе одного из моих духов помощников как не через свою кровь? Ты знаешь другой способ?» — холодно спросила Марину баба Варя.

- «Нет, не знаю!» — выдавила из себя Марина.

- «Тада, пей!» — рявкнула ведьма Варвара и Марина выпила воду залпом.

Затем, баба Варя приказала Марине подойти к окну, смотреть в окно и если в окне или в голове Марины будет происходит что-то необычное, то Марина должна была сразу об этом говорить Варваре.

Сначала ничего интересного ни в голове, ни в окне для Марины не происходило. За окном было обычное утро, виднелся двор хрущевки, туда-сюда сновали люди по своим делам, дети шли в школу, бабушки сплетницы уже собирались на свою любимую скамейку.

Внезапно, Марина почувствовала, как по спине пробежала волна мурашек и волосы встали дыбом. Затем Марине показалось, что в волосах кото-то копошится. Она повернулась к бабе Варе, но та сидела за столом и внимательно смотрела на Марину. Взгляд Варвары говорил о том, что все идет как надо.

Копошение в волосах Марины прекратилось и вдруг появилась странная легкость сознания, словно даже сознание стало тормозиться и раздваиваться.

- «Я схожу с ума!» — подумала Марина.

- «Не, это я устраиваюсь!» — в голове Маринки прозвучал мужской бас.

От неожиданности Марина крикнула и одновременно подпрыгнула на месте, чуть не ударившись в окно.

- «Кто ты? Ты кто? Ты где? Я сошла с ума!» — Маринка стала в истерике поворачиваться в разные стороны, словно пытаясь увидеть хозяина мужского голоса.

Сильные руки ведьмы Варвары схватили Маринку за плечи и глядя Марине в глаза баба Варя сказала: «Марина, все хорошо. Ты не сошла с ума. Ты слышишь голос духа, который будет помогать тебе видеть то, чего не видят другие. Его зовут Егор. Можешь общаться с ним мысленно, необязательно орать вслух! Он услышит тебя и так. А теперь поворачивайся к окну и смотри в окно.»

Под взглядом ведьмы Варвары Маринка успокоилась и повернулась к окну.

Немного постояв у окна, Маринка мысленно задала вопрос невидимому Егору: «Егор, ты здесь?»

- «А где ж мне еще быть то?» — пробасил голос в сознании Марины: «Ну что, будем потихоньку шторку твою открывать? Начнешь видеть, что сокрыто.»

- «Будем» — мысленно сказала Марина и вдруг почувствовала, что у неё что-то происходит со зрением.

Мир перед глазами Марины начал раздваиваться и на уже существующую материальную действительность стала накладываться странная, сначала прозрачная, а затем все более четкая картинка, наполненная удивительными вещами.

Внезапно Марина увидела, что в чистом утреннем небе носятся странные существа, в самом небе были видны разной величины черные дырки черного цвета, какие-то линии, а внизу люди, которые спешат по своим делам, несли на своих спинах или плечах странных страшных человечков, которые сидели на людях с видом превосходства и гордости. Даже возле детей, которые шли в школу, крутились такие же страшные человечки, которых от детей отгоняли словно полупрозрачные люди. Марине показалось, нет она даже почему-то знала внутри себя, что эти полупрозрачные люди — это мертвые родственники этих детей.

- «Прекрасно! Ты начинаешь понемногу видеть то, чего не видят обычные люди!» — довольным голосом над ухом Марины рявкнула баба Варя: «Тебе предстоит научиться отличать то, что реально отображено в духе, от чужого морока и галлюцинаций, наведенных чужой волей! Самое первое правило правдивости того, что ты видишь в духе, это дальнейшая реализация увиденного в реальной материальной жизни или привязка духовного к материальному. Например, смотри…»

С этими словами Варвара показала Марине на цветок герани, стоящий на окне. Маринка присмотрелась и увидела, что вокруг цветка и листьев зеленоватым и розоватым цветами светились словно вторые полупрозрачные цветы и листья, только большего размера.

Варвара взяла руку Марины и поднесла к цветку. Марина с удивлением обнаружила, что и вокруг её руки и кисти светится словно вторая полупрозрачная рука и кисть с пальцами.

Баба Варя что-то прошептала и свечение второй полупрозрачной руки Маринки и светло серебристого стало окрашиваться в сначала в красный, затем в темный, а потом в черный цвет. Через мгновения вторая полупрозрачная рука Маринки была словно в черном густом тумане.

- «Мягко ударь черным свечением своей руки по зеленоватому свечению листа герани.» — наставительно сказала Варвара.

Маринка коснулась черным свечением своей руки зеленоватого свечения листа герани и увидела, что от этого прикосновения зеленоватое свечение листа закачалось, словно прикосновение было реальным. Но самое поразительное для Маринки было то, что от качания зеленоватого свечения листа закачался и сам материальный лист герани.

- «Вот это простой пример видения привязки духовного к материальному, которое тебе показывает, что ты видишь не галлюцинацию.» — довольно прокомментировала эффект ведьма Варвара.

На лесной поляне стояла женщина. Ветер мягко шевелил её темные, слегка вьющиеся волосы. Глаза на красивом лице были закрыты. Казалось она слушает шум леса, который нагоняет на неё спокойствие и умиротворение. При этом, женщина стояла на ногах крепко, расставив их на ширину плеч. Руки женщины были свободно опущены вниз, но ладони повернуты вперед.

Так увидел бы эту картину любой обычный человек.

Но те, кто умел видеть то, чего не видят обычные люди, увидел бы вокруг этой женщины совсем иную картину бытия.

В духе вокруг женщины образовалась огромная воронка портал, внутри которой проступил другой лес, совсем другой лес, который еще называют джунгли.

Теперь, женщина стояла как бы внутри джунглей. Да и облик женщины стал меняться, светлая кожа стала синеть, темные волосы стали чернее самой тьмы, глаза загорелись огнем, советская одежда исчезла и вот она стоит уже в каких-то звериных шкурах. Она закричала и крик этот был похож на рык зверя. И … между ног женщины появилось нечто ужасное и копошащееся, к ногам демоницы, в которую превратилась женщина, упала огромная сколопендра. За ней упала еще одна и еще … А демоница все кричала и кричала.

Наконец, когда сколопендр было около дюжины, демоница перестала кричать и сложив руки на груди сказала: «Взываю к тебе, выходящему на призыв из вод, перенеси рожденных мною детей к месту, где стоит мой сосуд, моя носительница!»

В духе вокруг демоницы огромная воронка портал закрутилась, джунгли исчезли, исчез и странный облик женщины.

На лесной поляне просто стоит женщина. Ветер мягко шевелит её темные, слегка вьющиеся волосы. Глаза на красивом лице были закрыты.

Прямо перед женщиной возник легкий быстрый вихрь и уложил ей под ноги горсть чего-то. Женщина открыла глаза и присела чтобы собрать то, что принес вихрь. Вскоре, на ладони женщины лежала кучка мертвых или спящих ос.

Женщина улыбнулась и сказала: «Используйте этих новых демонов против строптивой старухи!»

- «Будет исполнено!» — рядом с женщиной, словно появившись из ниоткуда, стояли 3 ведьмы в знакомых балахонах разного цвета…

(Продолжение следует)

Елена Сибирякова

9

Виола Александровна Поросенец в свои 33 года была директором большого вино-водочного магазина. Начиная с должности секретаря директора местного вино-водочного завода, не имея высшего образования, Виола Александровна не брезговала возможностью служебных романов, включая директора завода, чтобы шагать по карьерной лестнице. Ни на кого в этой жизни она не могла положится, кроме как на себя любимую и на красное вино, которое всегда дарило ей хорошее настроение и стимул в жизни.

Родители Виолы Александровны, почувствовавшие на себе все невзгоды репрессий сталинского режима, после освобождения, нашли себе душевное успокоение в закрытой от постороннего глаза секте баптистов. Маленькой Виолетте был не ясен такой странный выбор родителей, но жесткие нравы в семье не позволяли ей спорить. И она понимала, что в жизни у неё будет всего два пути: уйти тропой родителей в секту или пробиваться в жизни самостоятельно.

Секта ей претила с самого начала и от бубнения странных молитв её тошнило. А чтобы пробиться в жизни самой Виоле нужны были возможности. Которых не было.

Судьбу Виолы Александровны решил случай. Однажды, когда Виолетте было 18 лет, на свадьбе своей подружки она познакомилась с молодым, уже состоявшимся в жизни мужчиной. Не познакомиться с ним она не могла, так как играла на свадьбе роль дружки невесты, а молодой человек был шафером жениха.

Это был директор одного из винодельческих совхозов Молдавии, Владимир Снегуряну, приехавший к другу на свадьбу.

Приехал он не один, а со своей мамой. Явно строгой женщиной, с цыганскими чертами лица и одетой в темные одежды. Она гордо восседала за столом, ни с кем особенно не общаясь.

А ее сын, Владимир, наоборот, болтал без умолку, подливал Виоле вино и рассказывал о себе, вине и бескрайних налитых солнцем молдавских виноградниках.

Виолетта слушала, пила вино и понимала, что встретила свою судьбу.

Больше самой себя Виола любила только вкусное вино. Это передалось ей от деда, который, как говорили, работал при царском режиме в ресторане, отвечая за приобретение и подачу в ресторане хороших вин. Иностранное слово «сомелье», как в те времена называли её деда, прочно засело в подсознании Виолы.

И, через несколько месяцев, в одном из солнечных районов Молдавии отгремела пышная свадьба директора совхоза и юной Виолетты, которая решила, что словила удачу за хвост и теперь её жизнь будет сплошной мед с вином.

Это было наивным заблуждением.

Первое, с чем столкнулась Виола, оставшись жить с мужем, это была её свекровь.

Жесткая сухая женщина с черными бездонными глазами, Аника Снегуряну, через неделю после свадьбы, в теплый воскресный день усадила Виолетту перед собой и сказала:

- «Если ты думаешь, что тебя выбрал мой сын, то ошибаешься. Тебя выбрала я! Мой сын выполняет все, что скажу я! Захочу я и он тебя озолотит, захочу и сегодня же зарубит топором. Это я тебе говорю для того, чтобы ты понимала, что ты здесь зависишь только от меня. Я ведьма, одна из самых сильных в моем шабаше. Но я стара и скоро уйду на покой к моим Хозяевам. Мне нужна преемница и ты ею станешь! Или умрешь! Выбирай. И знай, что эти тайны я за порог дома не выношу. Мне проще тебя убить, чем решать последствия твоего длинного языка…» — Аника тихо засмеялась.

Виолетта сидела не жива, не мертва. Она не знала как реагировать на слова свекрови. Первые мысли, которые родились у Виолы это, что свекровь сумасшедшая и нужно срочно поговорить с мужем.

Словно прочитав мысли Виолетты, Аника изменилась в лице и зло прошипела:

- «Считаешь меня сумасшедшей? Что ж, сейчас я тебе кое-что покажу. Это станет тебе уроком и началом твоего обучения.»

С этими словами Аника встала и глянула Виоле прямо в глаза.

Виолетта услышала шум в ушах, голову словно обложили ватой, а тело перестало слушаться, словно парализованное.

Не сводя с неё глаз, Аника приказала Виоле раздеться до гола. Виолетта выполнила приказание свекрови, чувствуя себя деревянной куклой из кукольного театра, которую дергают за веревочки.

Через некоторое время в комнату вошел муж Виолы, Владимир. Казалось, он не был удивлен тому, что происходило, и молча встал рядом с Виолеттой.

- «Возьми её за руку!» — приказала сыну молдавская ведьма.

Затем, она взяла со стола пустую эмалированную кружку и сунула её себе под юбку… До присутствующих в комнате донесся специфический журчащий звук, словно струя воды лилась в железную посудину.

Несмотря на паралич тела и туманность сознания, Виола понимала, что это не струя воды, а моча. И от дурного предчувствия у Виолы начала кружится от тошноты голова.

Ведьма вытащила из под своего платья кружку, полную желтой жидкости, и стала водить над нею рукой, что-то при этом приговаривая. На секунду Виоле показалось, что моча в чашке начала ходить водоворотом. Но через мгновение, в чашке снова все было спокойно.

- «Пей!» — ухмыляясь сказала Аника, протягивая кружку Виолете. – «Не бойся, я три дня ничего не ела и пила только особенное вино. Пей. И мои бесы зайдут в тебя. Ты станешь их еще одним домом. А потом, когда я умру, ты станешь для них домом единственным и неповторимым. Пока, как и я, не найдешь себе преемницу.»

Как бы внутренне не сопротивлялась Виола, как бы её не тошнило, но руки сами взяли кружку, механически поднесли к её рту и бабкина желтая жидкость проникла в Виолетту.

- «Отныне моя печать и печати моих бесов на тебе! И отныне твое ведьминское имя будет Ника!» — торжествовала молдавская ведьма.

Такого морального и физического насилия Виолетта в жизни еще не испытывала. Но это было только начало.

После того, как Виола выпила содержимое кружки, молдавская ведьма приказала ей развернуться к мужу спиной и встать на пол на четвереньки. Затем, Аника приказала своему сыну, чтобы он вступил в половую связь со своей юной женой в «собачьей позиции» прямо перед наблюдающей за ними молдавской ведьмой.

Это должна была стать первая в жизни Виолы половая связь. В ночь свадьбы и почти целую неделю после неё Владимир не смог выполнить свои обязанности супруга по причине не оканчивающегося алкогольного опьянения. И только сегодня, словно по мановению волшебной палочки, он встал утром практически трезвым и заявил, что празднование свадьбы завершено и он готов исполнять свои супружеские обязанности.

- «Мне нужно закрепить доминирование моих бесов над тобой. Поэтому, через мою кровь, через моего сына, они возьмут тебя и будут доминировать над тобой!» — ухмыльнулась Аника.

Виола не знала сколько прошло времени с момента, когда её муж, словно одержимый бешенный зверь, насиловал её в задней позиции. Когда она закрывала глаза, чтобы справиться с болью, перед её взором оказывались странные и страшные существа, внешне похожие на смесь горилл и гиганских (в рост человека) мохнатых ос, которые вместо мужа насиловали её как только было можно. Пол под Виолой был весь в крови, столь грубое лишение девственности вызвало у неё сильное кровотечение.

Когда все было кончено, Аника подошла и стала собирать кровь Виолы с пола и размазывать её по телу юной изнасилованной преемницы молдавской ведьмы.

- «Ты будешь теперь каждую неделю кормить своей кровью бесов. Размазывая её по своему телу. И мне все равно откуда ты будешь её брать: из разрезанных ран или из кровотечения женских дней.» — сказала Аника и, протянув Виолетте пустую кружку, добавила: — «Писай сюда. Сейчас.»

Обессиленная Виола, выполняя роль послушной деревянной куклы какого-то страшного кукольного театра, без сопротивления справила малую нужду в кружку, уже предугадывая, что страшная ведьма потребует от Виолы выпить эту, уже её, мочу,

Так и произошло. Когда, голая и измазанная кровью Виола, не чувствуя тела, пошатываясь как раб выпила свою мочу, Аника хлопнула в ладоши и сказала:

- «Круг замкнулся. Отныне тебе из него только один выход: смерть.»

Со временем, Виола привыкла к своей новой действительности. Свекровь учила её своей магии, учила работе с бесами, учила входить людям в их сны и менять их судьбы, учила воровать здоровье и блага, закрывать людям пути. Учила Виолу секретам проводить шабаши, правильно приносить жертвы, оборачиваться кем хочешь и наводить морок. И убивать, убивать магией не только людей, но и таких же ведьм, как и сама Аника. Платой за обучение и работу бесов была её кровь и обязанность раз в месяц, на полную Луну, выпивать стакан своей мочи.

Виола не знала: можно было ли научиться магии по другому или такой отвратительный метод обучения был личным изобретением её свекрови. Но и никаких других примеров обучения магии она не знала. И, самое главное, у Виолы все получалось. Она оказалась одаренной ученицей и преемницей. Бесы выполняли её команды, все колдовские обряды реализовывались «на ура», а местные ведьмы, которые были слабее её, уважительно называли Виолу «дочь Дьявола». Со временем, Виолетта вошла во вкус и уже не представляла себя и свою жизнь без магии, которой её научила молдавская ведьма.

А потом, ведьма Аника умерла. Бесы окончательно перешли к Виоле и первое, что она сделала, это убила быстрой порчей своего, уже ставшего к тому времени глубоко ненавистным, мужа. Вся боль совместной жизни выплеснулась в её гневе, когда он, директор совхоза, случайно заживо сгорел на внезапно вспыхнувшем пожаром винном складе. И то, что вместе с бесами к Виоле перешел дух мертвой Аники, не помешало Виолетте расправится с кровью Аники в виде её сына так, как она считала нужным.

Став вдовой, Виола быстро продала дом и вернулась на родину. Совместных детей у неё с мужем не было и она чувствовала себя абсолютно свободной от каких-либо обязательств.

Прибыв на родину, первое, что сделала Виола это поработила магией волю своих родителей и родственников. Никто и ничего больше не смел ей сказать поперек, слово Виолетты отныне стало в семье её родителей главным.

Затем, Виола дождалась полнолуния, намазала себя своей кровью, достала метлу, сделанную из особого дерева на кладбище, надела на себя маску из особой белой ткани, призвала мертвых ведьм: свою наставницу Анику и её родовых мертвых наставниц, открыла окно и, обернув себя в фиолетового цвета балахон, который достался ей от Аники, изнутри подшитый заплатками из Бог знает каких саванов, исчезла из материального мира живых … Если бы кто-то находился в этот момент в комнате Виолы, то он бы увидел такую картину: вот Виола стоит в балахоне, вот на мгновение вместо неё смазанное черное пятно и вот уже в комнате никого нет.

Но на самом деле она в комнате была, просто её никто не видел. Обернутая мертвыми ведьмами, поддерживаемая бесами, Виола легко вылетела на улицу сквозь окно на своей мертвой метле.

Она летела на шабаш. Не на какой-то конкретный. Она летела на любой шабаш или любые шабаши, которые она встретит по пути в эту ночь. Виола хотела заявить о себе перед другими ведьмами и их Силами, показать себя и получить свои права ведьмы самого сильного шабаша, контролирующего территории, к которой относилась и та местность, где она теперь проживала.

Ту ночь полнолуния запомнили многие шабаши ведьм. Когда из мрака ночи явилась молодая дерзкая ведьма и вызывала на статусный поединок многих матерых ведьм, главенствующих на их шабашах. Побеждая каждую главную ведьму на их шабашах или чувствуя себя равной ей по силе, Виола оставляла такой шабаш и летела дальше. Пока не оказалась на шабаше, где главенствовала ведьма такой силы, какую Виолетта в жизни еще не видела.

Так она стала младшей ведьмой в шабаше из четырех ведьм. Оказалось, что этот шабаш был самым сильным не только в округе, но и далеко за его пределами. Потому что пределов магической силы королевы этого шабаша ни Виола, ни остальные ведьмы пока не видели.

Получив статус в ведьминых кругах, Виолетта устроилась работать секретарем на вино-водочный завод. Конечно, это произошло не без помощи магии и Виоле пришлось убить порчей, реализованной через несчастный случай, работающую на заводе секретаршу. А дальше, со временем, Виола стала директором, а по сути хозяйкой, фирменного вино-водочного магазина от того самого завода, где она еще относительно недавно работала секретарем.

Через этот магазин Виола не только обогащалась деньгами за счет продажи «левого» товара, но и выполняла разные важные поручения шабаша, связанного как с поставками вина для обрядов шабаша, так и с обработкой магией всей продукции магазина, которая поступала в продажу. Люди даже не догадывались, что употребляя заколдованные вина и водку, они открывали свои души и жизни этим ведьмам и их бесам, которые могли воспользоваться этими открытыми «дверями» для своих любых нужд, когда это было бы им необходимо.

Параллельно всем колдовским делам, получив за взятки отдельную трехкомнатную квартиру, приобретя новенький автомобиль марки Москвич и купаясь во внимании разных богатых, важных, нужных и просто красивых мужчин, Виола почувствовала себя полноценной хозяйкой жизни.

Правда, ненадолго. В их шабаш влилась еще одна молодая ведьма. Она стала пятой в их шабаше и, соответственно, младшей ведьмой. Новая ведьма оказалась прыткой и стала, практически, наступать Виоле на пятки, пытаясь её обойти и вернув Виолу в статус младшей ведьмы. Виолу, разумеется, это не устраивало. Может быть раньше ей и было бы все равно. Но не сейчас, когда она стала такой эффектной мадам.

Итак, Виола Александровна находилась у себя дома и ждала особую гостью, чтобы её убить. Да, речь шла про ведьму Варвару.

Виола сама инициировала передачу адреса своей квартиры колдуну Валерию и потом убила его порчей, реализованной через случайное убийство при задержании опасных преступников.

Сделала она это по своей личной инициативе, не ставя в известность других ведьм своего шабаша. Она хотела преподнести королеве шабаша смерть ведьмы Варвары как дар, навсегда закрепив за собой статус старшей ведьмы.

Когда колдун Валерий погиб и его душу привели в темницу мертвых душ шабаша, королева этого шабаша все поняла и быстро вышла на связь с Виолой.

- «Ты сделала это без моего согласия. Тебе и нести ответственность. Если у тебя все получится, то ты станешь старшей ведьмой. А если нет, то посмотрим…» — сухо отозвалась в сознании Виолы королева шабаша.

- «Как у меня может не получится? Наш шабаш самый сильный…» — начала было Виола, но королева шабаша перебила её:

- «Шабаш здесь тебе помочь не может! Ты сделала это без моего согласия и запустила реализацию эпизода будущего так, как хочешь ты, а не шабаш! Вы, мои ведьмы, должны были навести на эту строптивую бабку моих новых демонов, а вместо этого ты самолично решила выпендриться! Шабаш может тебе помочь только если я дам на это согласие. А если я дам, то я тогда вынуждена буду согласиться с твоей волей, которая запустила этот процесс с колдуном Валерией. И это будет значить, что я теперь подчиняюсь твоей воле, а не ты моей, и что я больше не королева шабаша! Так что ты сама заварила эту кашу, сама теперь и расхлебывай! И победа и поражение теперь только в твоих руках!..»

Когда голос королевы шабаша пропал из головы Виолы, она сказала сама себе, что справится и не подведет свою королеву.

Однако, магия магией, порчи порчами, а приготовить дополнительные средства нападения в столкновении со старой, но опытной, ведьмой было бы не лишним. Виола это понимала.

В прихожей она поставила банку обработанного магией раствора спирта с керосином и чем-то еще едким, чтобы первым делом вылить содержимое банки бабе Варе прямо в глаза. А потом, добить её уже исключительно магией.

Под половичками вне квартиры и внутри квартиры Виолетта нарисовала смесью могильной земли и особой черной соли нужные ей магические печати, чтобы ослабить и парализовать любую ведьму, которая наступит на них ногой.

Встречать старуху Виола решила в красивом длинном синем платье с пояском вокруг пояса, в который за спиной сунула свой видавший всякое колдовской нож. Нанизав на шею, уши и пальцы дорогие украшения, Виола хотела выглядеть эффектно во время своего триумфа.

Что же, Виола готова, трепещи старая дрянь!

Внезапно в дверь позвонили. Виолетта глянула ведьминым взором и поняла, что за дверью стоит неизвестная ей ведьма…

Получилось! Бабка клюнула! Это она явно закрывается! Восторг близкой победы волной накрыл Виолу.

Она протянула руку к двери и замок открываясь щелкнул.

Ей бы посмотреть перед этим в глазок. Но Виола этого не сделала умышленно, считая, что ведьма Варвара может попытаться навести на неё морок, чтобы Виола не смогла видеть Варвару в реальности, а могла видеть только через глазок двери. Пришлось бы тогда вырывать глазок из двери, бегая как с ним в глазу как с моноклем, или ловить старуху сканируя пространство «ведьминым ощупом».

Когда замок щелкнул дверь внезапно распахнулась и в Вилу, перепрыгивая через оба половичка, врезалась какая-то женщина, одетая в черное с ног до головы. Это была не ведьма Варвара…

Виола не выдержала толчка и обе женщины упали на пол прихожей.

Незнакомая женщина спохватилась первой и прямо на полу принялась душить Виолу, руки у неё оказались на удивление сильными.

Хрипя от удушья Виола вытащила левой рукой свой нож из-за спины и ударила им незнакомку наугад в район печени.

Связка женщин распалась. Они поднимались с пола тяжело дыша и с ненавистью смотря друг на друга.

- «Кто ты такая?» — держась одной рукой за горло прохрипела Виола.

- «Я ведьма Ольга. Жена колдуна Валеры, которого ты убила своей порчей. Его жизнь была под моей волей. Ты его убила, подавив мою волю. Теперь я убью тебя, чтобы вернуть свою власть над его душой, пусть и мертвой.» — прошипела женщина в черном, держась правой рукой за окровавленный бок.

Внезапно ведьма Ольга махнула окровавленной рукой сначала в сторону банки с едким раствором и затем в сторону Виолы. Банка сорвалась с места и полетела прямо в голову Виоле, в полете разворачиваясь и грозя вылить содержимое ей на лицо. Без пяти минут старшая ведьма инстинктивно выставила вперед руку со своим ведьминым ножом и банка, ударившись о нож, лопнула, окатывая голову и лицо Виолы едкой жидкостью.

Виолетта взвыла и, выронив нож, схватилась за лицо. В прихожей распространился специфический едкий запах паленой кожи, керосина и чего-то химического.

Ведьма Ольга вынула из складок своего черного платья коробок спичек.

- «Этим коробком Валера последний раз в жизни подкуривал, как раз на том проклятом последнем задании. Думаю, он не будет против.» — сказала Ольга и чиркнула спичкой о коробок…

Без пяти минут старшая ведьма самого сильного шабаша в регионе, «дочь Дьявола» и просто молодая, но перспективная директор вино-водочного магазина, Виола Александровна Поросенец вспыхнула как сухая солома, в своем красивом синем платье и эффектных драгоценностях. Истошно крича и ударяясь о стены, она, словно живой факел, на ощупь выскочила из своей квартиры в открытую дверь и, ступив на ступеньки, кубарем покатилась вниз по лестнице, по пути ломая себе руки, выворачивая ноги, окончательно теряя сознание от болевого шока.

Спустя два часа в больничную палату, где лежала Виола, вошла королева шабаша. Разумеется, никто из больничного персонала её не видел, благодаря сильной оморочке.

Виола выглядела очень плохо: её лицо и голова сильно обгорели, руки и ноги были в гипсе, а сама Виола пребывала в бреду.

Королева шабаша в духе быстро нащупала душу и сознание своей подчиненной и задала в них вопрос:

- «Где твое сердце? Я могу тебя исцелить, но мне нужно твое сердце. И ты навсегда останешься в нашем шабаше младшей ведьмой. Согласна?»

- «Согласна!..» — донеслось из сознания Виолы и продолжилось: «Сердце осталось дома… В моем ноже!..»

Ведьма Ольга, истекая кровью, в полуобморочном состоянии сидела рядом с железнодорожными рельсами. В метре от неё на рельсах лежал нож. Тот самый, в котором Виола на духовном уровне спрятала свое сердце. Ольга ждала, когда пройдет поезд и нож под весом его колес разломится. Тогда Виола умрет и Ольга победит, освободив душу Валеры. Тогда можно и умереть самой… Главное не умереть раньше, ведь тогда она и Виола окажутся в равных позициях в загробном мире, что было для ведьмы Ольги не желательно.

Поезд появился неожиданно и как неминуемая судьба промчался мимо, шумно громыхая колесами по рельсам. Падая в забытье, ведьма Ольга успела увидеть как переломился надвое, лежащий на рельсах ведьмин нож. И где-то в больничной палате дико вскрикнув испустила дух без пяти минут старшая ведьма самого сильного шабаша в регионе, «дочь Дьявола» и просто молодая, но перспективная директор вино-водочного магазина Виола Александровна Поросенец.

А старая, но все ещё сильная, черная ведьма Варвара открыла глаза и улыбнулась всему, что она смогла увидеть глазами ведьмы Ольги…

(Продолжение следует)


Вы здесь » РОДной форум » Мистика » Становление ведьмы: история одной из тьмы